У Джеффри Сакса в нашей стране неоднозначная репутация. Многие ничтоже сумняшеся даже полагают его агентом мирового зла, приложившим руку к погибели великой державы – Советского Союза, – и устроившим нам «лихие девяностые». И вот этот самый Джеффри Сакс сообщает миру, что оплот мирового капитала, империализма, консумеризма и политкорректности – Америка – семимильными шагами идет к краху. Да к какому! Некоторые пассажи словно про Россию написаны: мосты и дороги разваливаются, пенсионные фонды сидят без денег, система образования близка к фиаско, олигархи выводят капиталы…

Проблема этой книги в том, что Сакс в ней стремится выписать рецепт – на этот раз своей собственной стране. От холодных наблюдений за процессами в мировой экономике переходит к прямым политическим высказываниям. И тут оказывается, что Сакс – ни в коей мере не адепт свободного рынка, что идеал его – чуть ли не социальное государство скандинавского образца, а критический настрой по отношению к реалиям американской политики и экономики таков, что впору зажигательные речи на форумах сторонников движения «Оккупай Уолл-Стрит» произносить. Пафос прост: Америку (да и весь мир) губят неуемные аппетиты транснациональных корпораций и международных финансовых конгломератов, богатые стали слишком богаты и пора бы им расстаться с частью своих богатств, а сделать это можно с помощью жесткого госрегулирования экономики. Ну и прочие милые сердцам всего прогрессивного человечества радости: устойчивое развитие, сокращение выбросов углекислого газа, борьба с глобальным потеплением, альтернативная энергетика, сокращение военных расходов… Прекрасная утопия поколения 1960-х, которая никак не хочет воплощаться в жизнь, а если и воплощается, то со странными перекосами и парадоксальными результатами.

Но как диагност Сакс хорош, и его история о том, как Америка пришла в тупик, заслуживает самого пристального внимания. Начался этот путь не вчера, а в те самые шестидесятые, когда американские политики и экономисты сначала не заметили глобализации, а позже – неверно расценили ее долгосрочные следствия. В итоге вплоть до 1990-х США существовали в некотором отрыве от остального мира – в отличие от транснациональных корпораций, которые активно перекраивали этот мир под себя, создав в итоге систему, которую Сакс называет «корпоратократией». Нет, тревожные звоночки были – нефтяной кризис начала 1970-х, выход Японии на ведущие позиции в мире, но никто не просчитывал долгосрочных эффектов от выхода на мировую экономическую арену азиатских «тигров», Китая и Индии, арабских денег, от развала советского блока и открытия рынков бывшего СССР и соцстран. Главным таким эффектом стало смещение центра мировой экономики в Азию. А в условиях глобального рынка это привело к быстрому выводу многих производств из США и одновременному наводнению страны дешевыми потребительскими товарами. С одной стороны, американский рынок оказался способен поглотить эту массу товаров – от автомобилей до бытовой электроники, от нефти до металлов. С другой – огромное количество американцев потеряло возможность хорошо зарабатывать. В итоге резко обострилась экономическая поляризация американского общества, стала размываться его опора – средний класс. Умножилось количество «новых бедных» – без особой надежды когда-нибудь из бедности выбраться. Одновременно происходит быстрое ветшание инфраструктуры – зачем нужны дороги, коммуникационные и энергетические сети, если нет того, ради чего их создавали – крупных промышленных производств? Общественность долго была зачарована разговорами о постиндустриальном обществе, в то время как происходила и происходит постепенная деиндустриализация страны.

Кто в выигрыше? Небольшая группа сверхбогачей, их обслуга и некоторая часть тех, кто работает в транснациональных корпорациях. Эта верхушка, по мнению Сакса, успешно манипулирует общественными настроениями, создавая иллюзию политической борьбы (демократы против республиканцев, либералы против консерваторов). На деле никакой борьбы нет – Сакс убедительно демонстрирует, что нет никакой разницы между политикой Обамы и политикой Буша (в том числе и в том, что ни у того, ни у другого нет внятной политической линии). Более того, американская верхушка не желает платить налоги и даже вкладывать капиталы в американскую экономику. Можно сколько угодно считать «Гугл» американской компанией, но подавляющая часть финансовых поступлений «Гугла» оседает на счетах дочерней фирмы, зарегистрированной на Бермудских островах.

Как выбраться из этой экономической трясины? Сакс возлагает все надежды на жесткое государственное регулирование, долгосрочное планирование, предполагающее значительные инвестиции в науку, образование, инфраструктуру и социальные программы (предполагающие, в частности, массовое переобучение и создание новых производств). Где взять деньги? Увеличить налоги, пусть богатые поделятся, – Сакс называет это «моральной ответственностью». Поскольку ни одна политическая сила в США не готова проводить такую линию (оппоненты считают рецепты Сакса попросту пропагандой социалистического пути), Сакс призывает к созданию новой партии, базой которой могла бы стать молодежь – Радикально-центристского альянса, деятельность которого в перспективе должна привести к изменению конституционной системы США в духе президентско-парламентской системы французского типа.