Физики и лирики спорят давно. Первоосновой их спора стала опубликованная в 1959 году в газете «Комсомольская правда» переписка Ильи Эренбурга со студенткой пединститута, поведавшей писателю о своем споре с другом-инженером. Писала она, что попыталась прочитать тому стихи Блока, на что он заявил, будто это устарело, чепуха и теперь другая эпоха. Инженер этот ничего не признавал, кроме физики. Эренбург в ответ развернул на страницах газеты дискуссию о необходимости гармоничного развития личности, эмоциональной бедности внутреннего мира этого инженера и т.п. Но тут началось такое! «КП» только успевала публиковать отклики – каждую неделю по десятку минимум. Писатели, научные работники, инженеры, рабочие, студенты, аспиранты, молодежь и пенсионеры просто завалили письмами редакцию. Пожалуй, столь оглушительный журналистский успех не отказалось бы повторить любое сегодняшнее массовое издание. С тех пор минуло более полувека, а однозначного ответа на вопрос о том, что важнее – физика или лирика – так и не получено. И все же учителя неоднократно подмечали, что ребята, имеющие склонность к точным наукам, с неохотой учат стихи или читают прозу, а любители литературы засыпают над учебниками по точным наукам. Как же быть?

Свой вариант разрешения этого давнего спора предлагает издательство «ЭНАС», выпуская в серии «О чем умолчали учебники» занимательные и познавательные книги, адресованные любопытным подросткам. Вышло в ней уже 12 книг на 12 самых разных «удивительных» тем – от биологии и физики до языкознания и этимологии. Все они призваны заинтересовать читателя, помочь ему по-новому взглянуть на материал, излагаемый в школьных учебниках, составить свое мнение о таких «скучных», но таких интересных школьных предметах.

И оказывается, что «Удивительная физика» полна тайн и парадоксов, многие положения этой многогранной науки, которые в школе казались сухими и сугубо абстрактными, на страницах книги обретают материальные черты в примерах из живой природы, техники, новых изобретений и открытий.

Этимология же – еще более живая наука, разъясняющая смысл и происхождение слов и понятий. И оказывается, что космический челнок – близкий родственник и маленькой лодочки, и детали ткацкого станка, а московский Китай-город не имеет к нашему восточному соседу абсолютно никакого отношения, потому как его название происходит от сохранившихся в диалектах слов «кита» и «кит», что означает «плетничный», т.е. построенный по принципу плетня. И таких загадок и разгадок в русском языке множество, если, конечно, внимательно поискать за страницами школьных учебников.