Если вам повезло быть ребенком в середине или второй половине ХХ века, то в какой бы точке огромной страны ни жила ваша семья, кем бы ни были ваши родители, вы с самых ранних лет были частью одного огромного мира детства. Единого и нерушимого, яркого, сочного, праздничного, населенного дивными дивами – ушастыми зайцами с расписными балалайками, черно-пушистыми и серо-пушистыми котами с хвостами и пирогами, бурыми медведями в цветастых жилетках и с посохами, гусями-лебедями, летящими выше леса стоячего и выше облака ходячего, сороками-белобоками, теремками, радугами и т.д.

В этом детстве ты твердо знал, что если придешь с мамой куда угодно: в детский сад, библиотеку, дом пионеров, бассейн или поликлинику – обязательно там на стене будут эстампы, словно окошки в заветный мир, узнаваемый с первого взгляда, с первого образа. С ними любое долгое ожидание, любая очередь и даже страх перед белохалатной тетенькой со шприцем или зубной машинкой нипочем. Потому что страх, скука и прочие беды – это не здесь, не сейчас. Жизнь прекрасна и безопасна, пока можно смотреть и смотреть в нарисованные волшебно-золотые зверушечьи глаза или на пушисто-длинные хвосты и лапы. Смотреть, не отрываясь, невозвратно уходя в подробности шерстинок, одежек, остановленных движений и захватывающих событий, иногда с крупным текстом: «Котик, мой братик, несет меня лиса в дремучие леса, за высокую гору, в темную нору». Ясный месяц горит средь огромных звезд, вьются вороны, а под ними рыжая киднеперша стремглав несется по пересеченной местности – только юбка развевается. Под мышкой у лисы – бедный петушок раскрыл клюв и язык высунул, умирает от страха и отчаяния. Но котик-братик с хворостиной хоть и нарисован маленьким, потому что он еще далеко, не отстанет, обязательно догонит и спасет. «Правда, мама? – Конечно, мы же с тобой читали, у нас дома книжка». Да, дома-то, дома – там же вообще лежат настоящие сокровища: книги. И уж с ними точно не пропадешь. В книжках ведь только правду пишут и рисуют – о самом главном, о самом интересном, о самом прекрасном…

А кто пишет, кто рисует – это ребенку можно было знать или не знать. Но как можно не узнать позже, покупая книги уже для своих детей или внуков? Или просто вдруг оказавшись перед книжной витриной, на которой засиял знак из чудесного мира детства?!

Юрий Алексеевич Васнецов (1900–1973) – русский художник, график и живописец, родился в деревне близ Вятки, в семье священника. Со знаменитыми Виктором и Аполлинарием не однофамилец, а родня, хоть и дальняя. В вятском роду Васнецовых вообще было много по-разному одаренных людей. Детство, проведенное в нравственной и образованной семье, среди разнообразного мира города и деревни, населенного трудолюбивыми, склонными к разному предпринимательству людьми, создавшими щедрую самобытную культуру, стало неисчерпаемым источником вдохновения для будущего художника. Потом были годы учебы в знаменитом ленинградском ВХУТЕМАСе, дружба с талантливыми современниками, писателями и художниками – Е. Чарушиным, В. Курдовым, Н. Костровым, С. Маршаком, В. Бианки и другими. Как и они, Юрий Васнецов с молодости связал свою жизнь с созданием детских книг. В 1928 году он начал сотрудничать с издательством «Детгиз», которое затем было преобразовано в «Детскую литературу». Там он создал уникальный мир книжных иллюстраций, проникнутый воздухом и светом вечной любви к русской старине, к ее волшебным сказкам и яркому народному быту. Десятки книг, расцвеченных его кистью, стали непреходящим и незабываемым праздником – общим, доступным и желанным для всех детей огромной страны. На такой пример торжества массовой культуры не то что грех жаловаться, а повторять бы его бесконечно, объединяя поколение за поколением общей памятью радости и добра! К счастью, попытки есть и очень заметные.

Альбомного формата издание «Удивительный Юрий Васнецов» продолжает удачный опыт дарения читателям подробностей жизни и творчества замечательного художника. Ранее вышли «Неизвестный Юрий Васнецов» и «Известный Юрий Васнецов», в которых также были лучшие образцы работ художника и сведения о них и о нем. В новое издание вошел полный свод автолитографий, 200 писем Ю. Васнецову от друзей, родных и коллег. А также репродукции его живописных работ, мало известных, но совершенно замечательных, и воспоминания дочери, Елизаветы Юрьевны. Предисловие написал Валентин Курбатов – глубокое, заинтересованное, эмоциональное: «У меня уже готово было сорваться сетование, что и Родина в васнецовском целостном понимании уходит в предание, как из васнецовского детства ушли запахи разные – “просвирками пахнет, монашескими щами”, улетели “снегири, синички, чечетки – незабываемая красота”, умчались в его воспоминаниях с ярмарки “лошади морда за мордой, все напоказ – ковры, сани с бархатом, красавцы в них – с усами! военные!” Но ведь его-то листы литографий никуда не делись, и книжки выходят, как прежде, как будто мы соскучились по себе, по своей еще живой подлинности. Они-то не улетели следом за тройками, и уже не улетят».