Не так давно была опубликована первая поэтическая книга критика, филолога, доцента и проректора по научной работе РГГУ Дмитрия Бака. В нее вошли стихи сложные, тяжелокрылые, наполненные литературными аллюзиями, скрытыми цитатами.

Вообще, поэтические тексты Бака глубоко интеллектуальны (в этом их плюс и одновременно минус): «так раскладывал Винсент картинки свои / в письмах к Тео прерывистых и торопливых / дескать вот написал снова шесть терпеливых / арлеанских пейзажей о красной любви / так описывал Кречмар кругами руин / вечерами кружил по опасным проливам / у порога греха созидал молчаливо / сериальных гармоний слова-соловьи / так нелегкими звуками смолоду полн / подле волн и доподлинно белых колонн / и дубов добронравных и широкошумных / обнаруживши вдруг свой треножник в пыли / не пыли и не сетуй на малых сих блудных / на безмолвие на небесах и земли».

Тексты Бака пафосны, однако пафос этот связан именно с невероятной начитанностью их автора. Как рыба в воде, Бак-поэт ориентируется в культурном пространстве. Он умело и легко жонглирует именами, школами, направлениями. Его лирический герой перемещается из одной страны и действительности в другую. Но есть и обратная сторона медали – не всегда стихи эти четки и ясны, достаточно часто они полны цитат и аллюзий, за которыми не видно самого поэта. И читатель вынужден пробираться через смутные дебри, не совсем понимая, что в данный момент этот образованный и интересный поэт чувствует. Много в стихах ритмических неточностей и стилистических изъянов («рассвет был румян и медов», «Лети, моя клавиатура, / могильная клава, – лети / и вычерти четко и хмуро / гестапо большого бутик»).

Однако пленяет разнообразие, касающееся как тематики, так и формы. Естественен для этих стихов и элемент игры, например, поэтический текст «Про рок» восходит к традиционной пушкинско-лермонтовской лирике, но в то же время звучит совершенно в постмодернистском ключе.