Изящная и смелая задумка – сделать антологию лингвистической фантастики. А что? Лингвистика – тоже наука, и весьма точная. Взялась за это многоопытная и талантливая Далия Трускиновская, собравшая под эту идею сильных авторов – от Майка Гелприна до Г.Л. Олди, да и сама поучаствовала. И все же результат получился неоднозначный. Собственно лингвистических фантазий в антологии не так уж много: милая шутка Майка Гелприна «Ля-с-Мля» – о постепенно исчезающих буквах да внятный исключительно посвященным рассказ Константина Ситникова «“Чапаев и Пустота в переводе на язык клингон» – о некоторых трудностях перевода. Здесь читатель, знакомый с романом Пелевина и с клингонским языком, найдет просветление, узнав о высочайшей оценке клингонианской критикой вольного перевода пелевинского пассажа, занявшего две полные страницы и состоящего «всего из двух слов-реплик, повторенных – буква в букву – более тридцати раз:

– Tugh! (Ты будешь делать это?)

– Qo’! (Нет, не буду!)…

Пример величайшей настойчивости и целеустремленности, с одной стороны, и трагического упорства и чувства собственного достоинства – с другой, видится клингонианскому читателю в этом незатейливом, но полном энергии и пафоса диалоге».

Сюжет «Лингводемона» Далии Трускиновской разворачивается в выдуманной Латтонии, государстве, возникшем на обломках бывшего СССР, жителями которого овладевает присасывающийся к языку демон-паразит, пробуждающий к жизни язык ненависти. Когда охваченные им вежливые латтонские бабушки собираются вместе, демон активизируется, и «они теряют рассудок. Ты видел, как они кричат вслед женщине, которая просто проходила мимо: “Русская сучка, убирайся в свою Россию!”» По счастью, героям рассказа удается справиться с паразитом – но, похоже, из книжки он умудрился просочиться в нашу политическую реальность. Хорошее впечатление оставляют лиричный «Голос» Мерси Шелли и «Имена не выбирают» Ники Батхен – твердая фэнтези об истинных именах и их значениях, а самый милый и запоминающийся рассказ сборника, безусловно, «Кто они?» Ярослава Кудлача, проливающий некоторый свет на истинное происхождение Чебурашки.