Эдвин Блэк – звезда мировой расследовательской журналистики. В его послужном списке такие сюжеты, как связи между нацистской верхушкой и сионистским движением, причастность американских корпораций к массовому уничтожению евреев в Германии, альянс между нацистами и арабскими политиками… «Внутреннее сгорание», работа, посвященная в основном истории автомобилестроения в США, кажется в этом списке некоторым исключением – но лишь на первый взгляд. Потому что в истории автопрома есть все нужные составляющие: транснациональные корпорации, нефть (а, следовательно, и Ближний Восток) и деньги. Ну, а заговор автор нам найдет. Подзаголовок не оставляет сомнений – это книга о том, «как нефтяные компании и правительства ведущих мировых держав подсадили мир на “нефтяную иглу” и уничтожают альтернативные энергетические технологии». (Кстати, в оригинале ничего о мировых державах нет, слово «правительства» можно понимать как сменяющие друг друга администрации США).

Надо сказать, что с русским переводом издатели угадали: вышла книга аккурат к катастрофе в Мексиканском заливе. Вот уже три месяца мир следит: заткнет компания BP дыру, из которой в океан хлещет нефть, или не заткнет? А лето жаркое, душное, жители мегаполисов задыхаются от автомобильного смога. В Греции водители грузовиков едва не привели в паралич экономику страны, отказавшись развозить горючее. Между тем, на мировых автосалонах уже в который раз демонстрируют очаровательные новинки – электрические автомобили, которые способны без подзарядки проехать аж 400 километров. И тут очень кстати Эдвин Блэк со своим расследованием.

Расследование самое серьезное: под руководством Блэка несколько десятков человек в течение нескольких лет перелопатили груду документов – всего более 50 тысяч – и пришли к выводу: так это жадные корпорации поставили заслон на пути электромобиля. А как хорошо все начиналось! В 1914 году Генри Форд и Томас Эдисон решили покорить Америку экономичными электромобилями. Обещали машину ценой 500–700 долларов, управлять которой сможет даже ребенок. Прототип, работавший на железо-никелевых аккумуляторах, успешно прошел испытания.

Но конкуренты держали рынок давно и крепко – это как раз Форд был выскочкой и нарушителем конвенции. Для автомобилей с двигателями внутреннего сгорания опорой конвенции долгое время был патент, на сомнительных основаниях полученный в 1895 году Джорджем Селденом – неудачливым изобретателем, но удачливым юристом. В 1899 году этот патент был перекуплен трестом по производству электрических автомобилей, специально созданным производителями велосипедов и электрических батарей с тем, чтобы установить монополию в этой области. Фактически трест грозил преследованием за нарушение патентного права всем независимым производителям автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. Тресту и «законным производителям» удавалось держать высокие цены, в то время как для множества людей среднего достатка автомобиль продолжал оставаться недостижимой мечтой. Эту мечту и взялся исполнить Форд – но ему понадобились для этого годы борьбы. Форд выиграл, поставив на бензиновый мотор, – но летом 1914 года у электричества еще был шанс. Он, однако, не был реализован. Блэк прямо утверждает, что всему виной Первая мировая война, сразу переключившая все внимание инженеров на разработку двигателей внутреннего сгорания, а еще – колоссальный пожар, полностью уничтоживший 9 декабря 1914 года лабораторный комплекс Эдисона. Причем Блэк намекает, что огнестойкие строения сгорели неспроста. Увы, нет никаких реальных свидетельств, что Эдисон сколько-нибудь далеко продвинулся со своими чудесными батареями. Больше того, есть основания полагать, что батареи, хорошо показывавшие себя в экспериментальных моделях, не были бы столь экономичны при массовом производстве. Никель не так уж дешев, а уж если предположить, какие энергетические мощности потребовались бы для питания всей этой электротехники… Словом, как жгли мы ископаемое топливо, так и продолжали бы жечь – а это, по мнению Блэка, худший грех человечества.