Это одна из книг цикла о похождениях вора-интеллектуала Берни Роденбарра. Но ценна она тем, что приоткрывает нам хотя бы мнимую завесу тайны над историей и жизнью гениального писателя – Джерома Дэвида Сэлинджера. И это притом, что сам писатель ни разу в книге не упоминается. Отсылок к биографии Сэлинджера в детективе не больше, чем того требует сюжет. В центре внимания тут даже скорее не писатель, а литературная жизнь в Соединенных Штатах, если верить Блоку, полная приключений. Факты же из биографии Сэлинджера используются очень вежливо и вскользь. Вроде бы и о нем, но почти неуловимо, с уважением и невмешательством в его настоящую жизнь.

Аннотация сообщает: «Бывают благородные разбойники – например, славный Робин Гуд, бывают джентльмены-грабители – взять хотя бы знаменитого Рокамболя или Арсена Люпена, ну а Берни Роденбарр, герой замечательной детективной серии Лоуренса Блока, – вор-интеллектуал, знаток литературы и искусства. Днем он продает книги в своем букинистическом магазине, а по ночам превращается в вора-виртуоза. И вот однажды, проникнув в номер отеля за письмами “великого затворника” Фэйрберна, он находит убитую женщину…»

Находит он не просто женщину, а литературного агента писателя, решившую выставить их переписку на аукцион, что вызвало гнев литератора и ажиотаж среди его поклонников. Ну а дальше начинаются запутанные и неожиданные приключения, из которых герой романа не только выходит с честью, но и знакомится с самим великим писателем, возвращает письма, становится немного богаче сам, но и про друзей при этом не забывает.

Под псевдонимом Гулливер Фэйрберн скрывается автор «Над пропастью во ржи». Иначе и быть не могло, ведь когда эта книга писалась, именитый и загадочный писатель был еще жив. Он легко узнаваем, что тут же подняло рейтинг книги среди читателей. И действительно, она стоит внимания. Не так уж у нас много детективов, да и вообще литературы легкого жанра, посвященной литературному творчеству и писателям. А здесь книга и писатель и есть главная интрига и достоинство романа. К тому же написан он легким, даже немного игривым и ироничным языком знатока, влюбленного в своего героя и мир литературы. Нет сомнений, что вдумчивый и любознательный читатель узнает много нового и захочет продолжить путешествие с Роденбарром. А заодно приобретет навыки в искусстве поглощения настоящего ржаного виски. Именно ржаного. Иного и быть не может, ведь рядом с нами за столиком присел сам Сэлинджер!

И все же, наверное, стоит вернуться к биографии самого автора «Над пропастью во ржи». Его писательская карьера началась с публикации коротких рассказов в нью-йоркских журналах. Первый рассказ «Молодые люди» был опубликован в 1940 году. А известность через восемь лет принесла история «Хорошо ловится рыбка-бананка» – история одного дня из жизни молодого человека Симора Гласса и его жены. Еще через три года вышел его единственный и знаменитый роман, до сих пор сохраняющий популярность среди старшеклассников и студентов, находящих во взглядах и поведении героя самих себя. В нескольких странах и некоторых штатах США роман запретили за депрессивность и некоторую грубость языка, хотя теперь книга вошла в списки рекомендованной для чтения литературы. Затем выходят его новеллы и новые рассказы, повесть «Выше стропила, плотники». В них Сэлинджер продвигает свое собственное восприятие действительности – смесь дзен-буддизма, умеренного мистицизма, увлечения толстовством и битниками вкупе с хиппи.

Но когда роман «Над пропастью во ржи» завоевал популярность, Сэлинджер начал вести жизнь затворника, отказываясь давать любые интервью. А 45 лет назад он и печататься перестал, сочиняя только для себя. Наложил запрет на переиздание ранних рассказов и пресек несколько попыток издать его письма. (Не правда ли, напоминает перипетии детектива Блока?) Так он и жил за высокой оградой в городке Корниш, занимаясь разнообразными духовными практиками и нетрадиционной медициной. Умер Сэлинджер 27 января 2010 года в возрасте 91 года. Информацию о смерти предоставил сын писателя. Теперь публика с нетерпением ждет, когда потомки опубликуют все то, что Сэлинджер писал в стол, хотя нет никакой уверенности, что это так же гениально, как «Над пропастью во ржи». Сэлинджер продолжает хранить свои тайны, а поклонникам остается лишь довольствоваться предположениями и интеллектуальными детективами, подобными тому, что написал Блок.