Немалый по сегодняшним меркам стартовый тираж в 30 тысяч разлетелся мгновенно. Разлетятся и дополнительные, – причем не то что без всякой рекламы и похвал, но даже если наоборот. Потому что Высоцкого много не бывает, как не бывает слишком много правды, таланта, загадки.

Киноповесть «Спасибо, что живой» возвращает нас в атмосферу конца 70-х годов прошлого века. Художественный текст во многом документален, основан на свидетельствах, впечатлениях, точках зрения непосредственных участников событий, в том числе на рассказах покойного Всеволода Абдулова, одного из ближайших друзей Владимира Семеновича, и Леонида Фридмана, администратора Ташкентской филармонии, главного фигуранта по последнему «делу Высоцкого». Криминально-психологическая составляющая вносит диссонанс в повествование, сначала отчасти раздражающий – преследование за «левые» деньги не производит в наше время того впечатления, какое оно производило всего лишь тридцать лет назад. Затем абсолютно оправданный – ведь никуда нельзя деть того, что было, и мы должны быть признательны авторскому стремлению Рашида Тугушева и Никиты Высоцкого воскресить, понять и донести до сегодняшних дней черты того неповторимого времени, такого недавнего, родного и уже странно отчужденного.

А буквально на последней странице, где полный текст стихов: «Мой черный человек в костюме сером, он был министром, домуправом, офицером…» – вдруг догоняет главная мысль: кем стал бы сегодня его «черный человек»? Ведь не только власть давила, но еще «судачили про дачу и зарплату, мол, денег прорва, по ночам кую», и «пора такого выгнать из России, давно пора. Видать, начальству лень…» Как трудно ему было – быть живым. Как мало изменилось с тех пор. И само заглавие раскрывает, наконец, свой истинный смысл: спасибо, что был таким, что жил среди нас.