Знаете ли вы о том, что Гоголь, в голодной дреме сознания, грезил написать «Обитель»? А. Колобродову «кажется, будто “Санькя” и “Обитель” – это наши, случившиеся наконец русские “Илиада” и “Одиссея”, о которых воспаленно мечтал Николай Гоголь». Количество нелепостей неприятно удивляет.
Чем интересен наш современник? Каков он, герой (или, если хотите, антигерой) нашего времени? Быть может, чем-то отличается от нас? Каким образом в сжатый срок малоизвестный провинциальный журналист оказался в эпицентре хулы и поклонения? Почему именно Захару Прилепину посвящена вдруг КНИГА? Таковы, наверное, наши ожидания от книжки с печатной машинкой и гранатой на обложке, но…
В потоке бессистемного словоизлияния трудно понять, из чего складывается текст и по какому принципу он организован. Это книга о несуществующем (как бы) человеке. Мы ничего не узнаем о жизни Захара: семья, образование, ОМОН, журналистика, писательская карьера – оставлены за бортом. Рассуждая о том или ином произведении, Колобродов не пытается представить ни истории его создания, ни даже сюжетной линии. Спорит с известными далеко не каждому читателю высказываниями третьих лиц по отвлеченным вопросам. Занимается адвокатурой «от неопрятного российского безумия», зачастую настолько слабой, что ее цели вызывают сомнение… Вокруг Захара Прилепина, как, наверное, вокруг ни одного другого современного русского писателя, много шума. Перед нами 500 страниц такого шума.
В книге есть фотографии из архива Прилепина, рассказывающие нам какую-то другую (по отношению к тексту) историю его жизни. Небольшое вступление, написанное самим писателем, посвящено схеме-путанице в географии его рождения и детства. В приложении «Интервью» можно познакомиться с некоторой эволюцией в его самопрезентации.
Книга является не столько рассказом о писателе, сколько констатацией его феномена. И в этом качестве на нее можно просто посмотреть. Рекомендуется: не читать.