Английский эссеист начала XIX века Уильям Хэзлитт практически неизвестен в России. «Застольные беседы», вышедшие в свет в 1821 году, на русский язык доселе не переводились, за исключением двух очерков, опубликованных в 2008 году Александром Ливергантом в антологии «Факт или вымысел» («ЧВ» писал о ней в октябре 2008 года). Это, однако, совершенно неудивительно – корпус английской литературы, в особенности той ее части, что сегодня называют нон-фикшн, столь велик, что нам еще предстоит открывать новые имена. Более того, к концу XIX века Хэзлитт, скончавшийся в 1830 году, был практически забыт (хотя Сомерсет Моэм и называл его великим стилистом) – и вновь интерес к нему возник лишь спустя сто лет. Зато сегодня выходит специальный журнал «Хэзлитт ревью», писателю поставлен памятник, его заброшенная могила приведена в порядок… Кстати, сочинения Хэзлитта читал и Пушкин, оставляя свои пометки…

Почему Хэзлитт вдруг оказался созвучен нашему времени? Должно быть, дело в самой форме высказывания. Он писал о разных предметах – от сонетов Милтона и живописи (поскольку сам был неплохим художником) до парадоксов, смерти и корпоративных объединениях. Писал тонко, точно, иронично, подчас зло. И формой более всего это напоминает высказывания лучших современных блоггеров. Да, в предмете рассуждения всегда присутствует некая сиюминутность, но способность поймать эту сиюминутность и показать то важное и вечное, что всегда присутствует в обыденности – особый талант, и Хэзлитт владел им в полной мере. Похоже, Англия времен Хэзлитта в общественном и интеллектуальном отношении на какое-то время опередила остальную Европу. Позже эта разница сошла на нет, но если бы это было не так, то его «политики из кофейни» (чем не завсегдатаи нынешних интернет-форумов?), его жесткая оценка «корпоративного духа» не цепляли бы нас сегодня за живое.