«Ешь, будь человеком!» – говорит мама капризному ребенку, и не подозревает, как она права. Питайся мы, как далекие наши предки, кореньями да фруктами, изредка перехватывая улитку-другую – так бы и бродили по джунглям Африки, подобно простым обезьянам. Но когда-то дальние наши предки стали готовить еду на огне. Именно это и сделало нас людьми, полагает английский антрополог Ричард Рэнгем.

Гипотеза революционная – принято считать, что огнем люди овладели максимум 300 тысяч лет назад, а кулинарией – даже позже. Рэнгем отодвигает это событие более чем на полтора миллиона лет, утверждая, что владеть огнем и готовить на нем пищу стали еще предчеловеческие существа. Это дало им эволюционное преимущество, попутно оказав влияние и на анатомию, и на формирование психики, и на социальные отношения. Главная выгода – горячая пища позволяет выживать даже в самых невероятных местах – в крайнем высокогорье и на ледниковых щитах. Лишившись ее, мы, однако, быстро сократим ареал своего обитания до области, из которой вышли – тропиков и отчасти субтропиков. Холодные и просто мокрые зимы убивают быстро, и дело не в отоплении – народы Севера не отапливают свои жилища.

В центре книги Рэнгема – «энергетическая кулинарная теория», подробно раскрывающая, каким образом размягченная термической обработкой пища сокращает «тяжкий труд пищеварения» (тут много химических тонкостей). Наша анатомия и физиология исключают возможность длительного питания сырой пищей – а значит, утверждает Рэнгем, кулинария и была той движущей силой, что изменила нас. Приготовление пищи привело к возникновению разделения труда и требовало довольно сложной организации общества. И дало нам главное – время. У нас появилось время не только для того, чтобы жевать, но и для того, чтобы говорить и размышлять.