Финалист премии «Большая книга» журналист Сергей Кузнецов написал фантастический роман, который, в первую очередь, адресован подросткам. Не случайно автор посвятил книгу дочери.

Автор называет свое произведение социальной фантастикой, обозначить его жанр более точно довольно сложно, настолько в нем переплетаются разные направления и настолько многослойна сама структура текста, не говоря уже о подтекстах.

Кузнецов описывает мир после случившейся некогда войны, в результате которой пространство разграничено между живыми и мертвыми. При этом живые остались в мире, который во многом похож на наше недавнее прошлое (хотя он не совсем такой, да и гротеска в нем много). Живым светит пятиконечная звезда на главной башне страны, а мертвые придумывают новые интересные технические новинки, очень похожие на то, чем мы пользуемся сегодня, и производят огромное количество добротных ярких вещиц, дорогих и столь желанных, но очень опасных, как говорят в мире живых.

Главные герои – школьники, волей случая начавшие запретное общение со своим сверстником из мира мертвых. В итоге им удается открыть границу между мирами и начать сражаться с зомби и упырями, а заодно учиться отличать плохих от хороших.

Скорее всего, сюжет книги навеян автору недавно еще популярной японской мангой «Первый отряд», но имеет от нее много отличий. В первую очередь, это попытка рассказать современным подросткам о том, как мы жили в советское время. В книге есть вполне естественные нотки ностальгии, но и негативные черты подмечены очень точно и живо, ведь надо уметь различать, где сказка, а где быль. Собственно, этим герои книги и занимаются.

Гоша, Ника, Марина, Лева знают довольно много о мире мертвых. Их миры отделены блокпостами, границей и контролем со стороны Министерства по делам Заграничья. Но гораздо опаснее кажутся злые мальчишки из соседней школы и жестокие учителя – то ли запуганные стукачи, то ли бюрократы. Только ветеран последней войны, старик, о котором вспоминают лишь на День победы, еще сохранил в себе черты понимания и сострадания. Этому он и учит ребят, потому они и слушают его, как никого другого.

Кузнецов повествует, обращаясь к сверстникам своей дочери. Перед нами появляются то готы, то недавние комсомольцы, то новые, изобретенные автором молодежные объединения. Роман бросает от альтернативной истории в антиутопию и страшную сказку. Сумеют ли ребята выбраться из запутанной истории? Автор оставляет нам надежду, что да, но и себе он оставляет право на продолжение, оповестив читателей, что это только первая книга.

В романе много недочетов и недосказанностей. Но так мало книг для подростков появляется у нас в последнее время, что автору прощаешь все. А вот как он распорядится с таким авансом – покажет время.