Свой последний роман «Жизнь моя, иль ты приснилась мне…» Владимир Осипович Богомолов задумал еще в 1970-х годах, хотел показать «непобедную сторону войны», продлить действие в современность и закончить 1989 годом. Но перемены в стране вызвали к жизни новые чувства, новые проблемы. Фронтовому поколению Богомолова жизнь нанесла последнюю и, может быть, самую тяжелую обиду в лице «новоявленных господ с холодными равнодушными лицами, для которых Россия – страна нефте-газа-банков, финансовых пирамид». Несправедливость, недоумение, невозможность что-либо изменить… Попробуем только представить, какой особой горечью отозвалось для автора выбранное им название романа! Но он не сдался, не бросил начатый труд и почти завершил его. Окончательная подготовка произведения к печати была осуществлена вдовой писателя.

Во многом «Жизнь моя…» служит продолжением предыдущего знаменитого романа Богомолова «В августе 44-го»: первая половина романа – это конец войны, главные герои – офицеры. Обилие документальных вставок подчеркивает достоверность, усиливает напряжение, заставляет физически остро ощутить дух беспощадного времени. Но возникает еще один, очень неожиданный эффект. Цитирование приказов, распоряжений, шифрограмм по объему превосходит сюжетное повествование, «глушит» своей массой, но почему-то именно от этого вдруг рождается мысль о том, как мало в жизни на самом деле происходит по приказу! Самая изощренная предусмотрительность, самое неукоснительное старание, самая строгая ответственность за неисполнение размываются «миллионами воль», случайностей, порывов, забывчивостей – всего того, что отличает человека от машины, от винтика. И, как ни странно, именно от этого «трагизм служения отечеству» приобретает оптимизм какой-то всепобеждающей веры, преодоления жестокости и понесенных потерь.