Книга «Знак кровоточия», посвященная поэту и музыканту Александру Башлачеву, состоит из воспоминаний людей, знавших музыканта, его одноклассников, сокурсников, родственников и коллег, среди которых Константин Кинчев, Борис Гребенщиков, Дмитрий Ревякин, Артемий Троицкий… Кроме того, о творчестве Александра Башлачева размышляют те, для кого оно стало катализатором собственного. Издание дополнено архивными фотографиями Башлачева, многие из которых публикуются впервые.

Без Башлачева, о котором написано очень немного, просто невозможно представить русский рок. Это связано с тем, что сам музыкант был сложной и неудобной личностью, как и его песни. Книга стала даже не биографией музыканта, а неким срезом жизни 80-х годов прошлого века.

Поэт и музыкант Александр Башлачев погиб в феврале 1988 – выбросился из окна ленинградской квартиры. Погиб незадолго до конца «времени колокольчиков», как сам называл эпоху 1980-х. В название сборника, посвященного памяти Башлачева, включили фразу из его стихотворения: «Поэты в миру после строк ставят знак кровоточия».

«Задача рассказать о Башлачеве вроде и простая, но одновременно и очень сложная, – пишет в «Знаке кровоточия» Дмитрий Ревякин. – Вроде сам я тоже пишу, вроде даже знал лично СашБаша, было с ним две-три встречи. И даже однажды он ночевал у меня в Новосибирске… Судить о Башлачеве, исходя из своего профессионального опыта, я не могу, потому что он писал в начале восьмидесятых… А я начал осознанно писать в середине восьмидесятых, ближе к концу. Это существенно иное время. И у меня была группа, а он один был – это вообще тяжело. Он же в каком-то интервью говорил, что нет людей, которые бы подошли для его группы. Так вышло – не подвернулись ему музыканты. А когда вопрос этот уже стоял практически, можно было бы и людей найти, и все остальное, то болезнь уже прогрессировала, ему было уже ни до кого. А когда ты не один, это всегда лучше…»