— Сразу же оговорюсь, что для «Дрофы» выпуск таких пособий — далеко не первый опыт подготовки мультимедийных изданий. Мы давно выпускаем подобные проекты по учебной литературе. А в этот раз решили пойти по нестандартному пути — поучаствовать в проекте, разрабатываемом Центром развития межличностных коммуникаций. Это проект рассматривает проблемы семьи, в нем подобраны материалы, связанные с воспитанием и развитием личности.

Ребенок должен знать, что есть место на Земле, где его самозабвенно любят, что семья — источник добра, который, как лампадка, зажигается в душе ребенка и согревает его и тех, кто рядом с ним, всю жизнь. Взрослые же должны осознавать, что добро рождает добро, а любовь порождает любовь. В семье очень важны взаимоотношения родителей, ведь ребенок ловит их жесты и взгляды, и именно в это время формируется его отношение к противоположному полу. Сын во многом будет копировать отца, дочь — мать. Родители должны помнить, что живут и для себя, и для того существа, которое произвели на свет и за которое несут ответственность. Поэтому семья не должна весь вес образования и воспитания переносить на школу. Одна школа с этой задачей не справится, да и несправедливо это по отношению к ней. Здесь должна быть общая любовь к ребенку. Любовь — религия и для родителей, и для учителей. И только понимая это, они будут не просто воспитывать, а вкладывать душу и сердце в собственных детей и учеников.

— В чем особенность той серии бесед, которую Вы выпустили на дисках?

— Это фильмы о воспитании. Каждая беседа посвящена отдельной теме. Например, «Муж и женщина», «Чужой среди своих — подросток в семье», «Роли, в которые играют люди», «Родословное дерево — яблочко от яблони»…

В воспитании очень важно понимать, что мальчиков и девочек нужно учить по-разному. У них в жизни будут несхожие обязанности, труды и заботы. К этому нужно готовить с раннего детства.

Мужчина должен себя готовить к ответственности за свою судьбу, судьбу детей и судьбу родителей. Молодые нередко выносят за скобки семьи собственных родителей, которые тоже нуждаются в любви, теряют силы и стареют. А внуки все это видят и потом могут так же безразлично относиться к своим родителям. Пятая заповедь Евангелия гласит: «Хочешь быть счастливым — почитай родителей своих». Это призыв не к размышлениям, а к действиям. Но у нас, к сожалению, об этом часто забывают.

— Каковы же тогда функции школы в предложенных Вами тезисах?

— Школе нужно вернуть исконные функции образования и воспитания, которые исчезли в 1990-е годы. Великий русский историк Ключевский, ссылаясь еще на древнерусские летописи, говорил, что воспитание должно идти впереди получения знаний. На Руси всегда душе и сердцу детей уделяли больше внимания, чем собственно знаниям. Они-то придут, а вот человеческие качества развить уже будет невозможно.

В 1828 году Александр Сергеевич Пушкин писал Николаю I: «С тех пор, как в гимназии ввели экзамены на классный чин, все образование свелось к натаскиванию, а главное — воспитание души и сердца учеников, было забыто». Гениальный русский поэт, исходя из отечественных традиций образования, неполных два века назад задумывался о проблемах воспитания, которое было бы достойно и проявляло лучшие человеческие качества. Как поэт и художник, Пушкин понимал, что у ребенка должны быть разбужены чувства и тяга к прекрасному, светлому, осязанию красоты Божьего мира. Это — фундамент, на котором впоследствии будет развиваться творческая личность, с ее стремлением к самосовершенствованию. Последнее — фактически заповедь: будьте совершенны, как Отец ваш небесный. Вот в чем суть христианства! В неутомимой потребности совершенствоваться, особенно в духовно-нравственной сфере. «Безнравственный человек, наделенный знаниями, опасен для общества, ибо может использовать свои знания против него, не во благо, а во вред», — так говорил замечательный русский философ Иван Ильин. Это не пустые слова, а опыт множества поколений, живших в России людей. И выражали его лучшие умы страны.

— Насколько, на Ваш взгляд, в сфере воспитания и образования будет востребована Ваша мультимедийная работа? Не очень ли сложный язык беседы Гордона и Троицкой?

— Не думаю, что это будет очень сложно, поскольку разговор достаточно адаптирован для читателя и слушателя. Чаще всего людям нужна поддержка извне, а разговор с психологом носит внутренний, духовный характер. Это и выход из депрессии, которая, к сожалению, стала спутницей многих наших соотечественников. Это и конфликты, о которых лучше рассказать не другу, а постороннему человеку. Такие психологические беседы, как исповедь в религии, когда можно выплеснуть накопившееся, рассказать о грехах, попросить прощения. Это возможность выговориться, которая носит оздоровляющее воздействие. И очень важна в этой ситуации квалификация психоаналитиков. К сожалению, в предыдущих многолетних наработках отечественных специалистов в этой области вообще не учитывалась такая возрастная категория, как дети.

— Затрагиваемые в проекте темы столь важны, что сразу же возникает вопрос: не собираетесь ли Вы продолжить разработку этой тематики с участием Ольги Троицкой, но уже в книжном варианте, более привычном для Ваших читателей?

— Естественно, мы об этом думали и даже уже вели переговоры с Ольгой Троицкой о создании книги на основе этих диалогов.

Кроме того, мы готовим новые проекты по духовно-нравственному воспитанию детей, обращенные к учителю. Необходимо, чтобы педагог мог полноценно организовать обучение и воспитание детей во второй половине дня в школе. В настоящее время в Москве несколько школ работает в режиме полного дня, подразумевающего, что родители приводят ребенка в школу с утра и забирают только после восемнадцати часов. Все это время с детьми работают педагоги, сначала обучая их общеобразовательным дисциплинам, а после обеда занимаясь духовным и нравственным развитием ребят. Пока в этом проекте существует много огрехов, но есть перспектива, что этот эксперимент утвердят повсеместно. Об этом же недавно говорил и Президент страны.

— Приводя цитату из Пушкина, Вы, фактически, затронули наболевшую тему Единого государственного экзамена. Не кажется ли Вам, что проблема отсутствия духовности и натаскивания учеников на выполнение формальных тестов снова актуальна, как и двести лет назад?

-В том виде, в котором ЕГЭ существует сейчас, подобная форма аттестации вызывает множество вопросов. Образование — это формирование образа, а не ответы на те или иные вопросы. В тестах не учитываются потенциальные возможности ребенка. А они у всех разные, поэтому-то к детям нельзя подходить с одной на всех меркой. Учитель в школе чувствует потенциал ученика и к каждому относится по-разному. Один засверкает к двадцати годам, а другой — как алмаз, которому нужен огранщик. Его блеск раскроется значительно позже, но будет ослепительно ярок. Каждый человек созревает как личность с творческим даром в разное время. И не всегда ожидания оправдываются. Ведь неудачниками часто становятся недавние школьные медалисты и, наоборот, гениями — троечники и двоечники. В каждом ребенке нужно вырабатывать лучшие качества: силу воли, целеустремленность, веру в успешность.

В качестве примера можно привести факт из биографии замечательного русского философа и историка Федора Степуна. Во время Первой мировой войны он вставал на бруствер окопа и оттуда под пулями руководил солдатами. Его героизмом восхищались. А он просто поверил, что с ним ничего не случится, все плохое и страшное ему придется пережить, но он останется целым. Бой не был для него угнетающим. Во время сражения, как он сам вспоминал, у него внутри пела какая-то непонятная и неведомая ему мелодия. Это и есть мелодия успеха, которая должна играть в душе каждого человека. Двойки и тройки на экзамене, конечно, имеют значение, но неосновное. Экзамен — это тоже учеба, общение один на один, это возможность почувствовать собственные знания, лучше узнать преподавателя.

В ЕГЭ этого нет. Там ведущими аспектами оказались формализм и штамповка. По итогам одиннадцатилетней учебы оценивается большая часть жизни ребенка, и ее надо оценивать тактично, умно, объективно, с уважением, чтобы у ребенка заиграла мелодия успешности. Для этого лучше незаслуженно поставить «пять», чем незаслуженно «два». В ЕГЭ же эти нюансы учесть невозможно. Этот экзамен фактически превратился в единственный и неоспоримый приговор. Школа дает общее образование, и обучение в ней не должно сводиться к поступлению в вуз.

В образовании вообще не надо делать резких движений. Оно консервативно. Главное здесь — накопление знаний и передача их ученикам. Нововведение нужно применять осторожно и помнить: истинно то, что постоянно. А то, что пролетает, как тополиный пух, то, что проходящее, вызывает только аллергию.

Наша школа живет в экспериментальном режиме лет двадцать. И хочется спросить, когда же уже будет спокойная учеба? Пора уходить от вечного эксперимента. Они нужны, но в определенных количествах. Развитие должно происходить на базе уже достигнутого, а также на основе возможностей учителя и ученика. А то ведь они могут и не справиться. И разгружать школу нужно аккуратно, главное — сделать обучение интересным. Дети устают от скуки, серости, непонимания. Ребенок должен осознавать, зачем он учится, и не испытывать обреченности от ежеутренних пробежек к первому звонку и предшествующей ему зарядке. Он живет игрой, чувствами, в которых и рождается творчество. И чувства эти нужно пробуждать, тогда и образование будет более эффективным. Для выполнения этой работы нужны значительные усилия самоотверженных творческих педагогов, которых сейчас, к сожалению, немного.

Что же касается перегруженности школьных программ, то эта тема весьма и весьма спорна. Многие ныне говорят, что классика устарела, что ученики не поймут реалий, о которых писали авторы XIX века. Думаю, что это неправда. В центре размышлений великих людей — человек и такие постоянные категории, как любовь и ненависть, альтруизм и эгоизм. И Шекспир, и Достоевский писали об этом. А Гоголь говорил, что самое интересное в литературе — это изучение человека. Детей нужно учить понимать тексты, а у нас часто ставка делается на внешние сюжетные линии. О внутреннем мире человека забывается. Да и наш собственный внутренний мир стал скуден, потому что либо он был неполноценно сформирован в свое время, либо ориентирован не на нравственные истоки, а на материальные ценности. Конечно, карьера, достаток важны, но в определенных пропорциях. Кризис духа гораздо опаснее кризиса экономического, он тяжелее и пагубнее любого иного, ибо касается сути самого человека.