– Обсуждая те или иные школьные проблемы, мы сегодня чаще всего приходим к тому, что преподавание в современной школе ведется на очень низком уровне. Не кажется ли Вам, что эта проблема возникла из-за того, что в современной школе (как, к сожалению, и во многих других отраслях) не стало преемственности поколений, молодых учителей попросту некому учить?

– Проблема преемственности в образовательных учреждениях одна из центральных. К сожалению, сегодня традиции наставничества распадаются. Образование – это прежде всего духовная связь поколений. Я не сторонник того, кто говорит, что старшее поколение учителей безнадежно устарело. Пока человек жив – его время пройти не может, об этом следует помнить. А уважение к старшим – это одна из черт общей культуры. Знания надо уметь донести до школьника, имея в виду не просто их усвоение, а интеллектуальное развитие учеников. Надо осмысленно преобразовывать то, что уже делалось, а не декларировать очередное реформирование школы. Да и к самому понятию реформы нужно относиться бережнее, иначе оно тускнеет и становится обыденным. Школа накапливает знания, постоянно преумножая накопленное. Она по природе своей в определенном смысле консервативна, что является благом, проверенным опытом.

Замечательный философ Федор Степун писал о творческом консерватизме. Это правильно и мудро. Надо стремиться к единению и искать разумное согласие друг с другом, у нас много того, что объединяет: отечество, судьба, менталитет. Постоянное в истории – фундамент развития. Новое – это то, что может укрепить фундамент, в перспективе превратившись в постоянное.

– Сейчас много говорят о том, что в школьную программу нужно вводить курс истории религии. Каково Ваше мнение на этот счет?

– Если правильно построить этот курс, от него будет большая польза. Во всех религиях заложены общие понятия добра и зла, милосердия, самосовершенствования. Суть одна. Если показывать это детям, если делать акцент на том, что объединяет, мы многого достигнем в области смягчения национальных противоречий, уважения к духовной культуре разных народов. Надо бороться не просто за душу ребенка, а за ее чистоту вне зависимости от веры. Весь вопрос в преподавании, а это, в первую очередь, зависит от учителя. Преподавание духовных дисциплин без глубокой веры, нравственного примера, может принести только вред.

– За последнее время практически не осталось литературных премий, поощряющих современных российских писателей, пишущих для детей. А опубликованные книги, рассчитанные на детскую аудиторию, зачастую не выдерживают никакой критики. Есть ли выход из этого положения?

– К сожалению, произошла коммерциализация литературного творчества. Весьма узкий круг писателей сегодня получает высокие гонорары, большинство едва сводит концы с концами. «Не хлебом единым сыт человек», но в этой евангельской истине подразумевается, что хлеб есть. Когда же его нет – силы расходуются не на высокое творчество, а на поиски пропитания.

Впрочем, я сейчас не вижу тех, кто может нас порадовать произведениями, озаренными светом нравственности и духовности. Книги, которые будоражили наши умы в детстве, к сожалению, устарели, а новое – не впечатляет.

Заметно упала культура письменной речи, многое создается в спешке, без учета ритма и звука языка. Прагматизм сказывается на языке и далеко не в лучшую сторону. Нарушаются пропорции между высоким и обыденным, что влияет на наше бытие. Оно становится серым, растет неудовлетворенность вся и всем. Без идеалов жизнь монотонна, скучна, интеллектуально убога. Исчезает радость общения с миром, а вместе с ней и смысл существования на бренной земле. В итоге духовное оскудение становится заболеванием, которое трудно лечить.

Мы смотрим телевизор, задающий сегодня, к сожалению, низкие стандарты культуры. Телевидение ранит незаметно, но каждый день. Нажал на кнопку, и тебе с утра до вечера истерично что-то вдалбливают, причем подают действительность исключительно в негативном свете. В итоге нынешней молодежи, которой кажется, что она никогда не состарится, в преклонном возрасте будет горько за пустоту собственной души. Нет и подлинных авторитетов: ведущих многих телепередач через три дня уже никто и не помнит, настолько они на одно лицо, с одинаковыми манерами, речью. Яркие личности в дефиците, их единицы.

– Раз уж мы затронули проблемы телевидения, как Вы относитесь к сериалу «Школа», о котором так много говорят?

–Я видел совсем немного, но из того, что успел посмотреть, уже можно сделать определенные выводы. Школу в нем показывают не просто больной, а неизлечимой. Любой автор имеет право на собственное мировосприятие, но если оно односторонне, с дефицитом культуры, без стремления объективно разобраться в действительности, без искренности сопереживания, то лучше оставить его при себе, а не тиражировать на многомиллионную аудиторию.