– Книга «Интернет животных» была написана в 2014 году. Произошли ли в Вашей концепции, описанной в книге, какие-либо изменения?

– Нет, но различия теперь заметны невооруженным глазом. Как и Интернет вещей, Интернет животных быстро развивается. Информационные технологии проникают во все новые и новые отрасли, прежде всего в сельское хозяйство. Это в общем понятно, потому что там животных достаточно просто чипировать и можно быстро извлечь из этого пользу. Весь вопрос в том, воспользуются ли люди, уже порядком подуставшие от Интернета, новыми возможностями цифрового мира. Никаких других возможных способов применения этой концепции я пока не вижу.

– Находят ли Ваши идеи поддержку в ИТ-индустрии и в системе образования?

– Находят как минимум в зоологии, ведь эти идеи как раз и пришли оттуда. Одной из проблем, которая обнаружилась достаточно быстро, было обеспечение прав на данные. Кому принадлежат данные о перемещениях животных? Исследователю? Его исследовательскому учреждению? Государству? Этот вопрос не решен, а пока это так, коммерческое использование полученных данных затруднено – даже несмотря на то, что подобные попытки уже предпринимались.

– Как, на Ваш взгляд, меняется «идея природы» в современном мире?

– Природа становится прозрачной, как и все остальное вокруг нас: человеческое тело, граждане, страны, экономика… Эта прозрачность – одновременно проклятие и благословение: проклятие потому, что старая добрая, прекрасная и дикая природа – противоположность любой цивилизации – исчезает, а вместе с ней исчезает и источник вдохновения для человека. Но она же и благословение, потому что прозрачность может внести серьезный вклад в защиту животных: упростив отслеживание находящихся под угрозой исчезновения зверей и доступ к информации о них, это повышает вероятность того, что люди, наконец, начнут относиться к чуду творения как к основе всей жизни.

– Как Вы думаете, какой Интернет может стать логическим продолжением «Интернета животных»?

– Это «Интернет всего». В сущности, этот Интернет уже создан и объединяет всё: людей, вещи, животных, растения, процессы… В какой-то момент перед нами встанут два вопроса: зачем всё это нужно и кто будет оплачивать хранение данных? В результате «Интернет всего» снова распадется на отдельные составные части, которые, однако, будут значительно производительнее, чем прежде. Ну а потом, скорее всего, появится «Интернет животных 2.0», и вот это будет уже по-настоящему интересно.

– Зоозащитники наверняка неоднократно обвиняли Вас в радикальности позиции. Как Вы думаете, возможен ли компромисс между Вашей концепцией и современной зоозащитной конвенцией?

– На самом деле я никогда не сталкивался с этой проблемой. Серьезные зоозащитники уже давно используют описанные технологии, о чем я и рассказываю в книге, а мнение остальных меня не интересует. Ну и да, моя концепция, конечно же, совместима с современной зоозащитой, потому что она была создана вынужденно для решения проблем зоозащиты в постоянно усложняющемся и раздробленном мире.