– Во время чтения Вашей книги постоянно вспоминается Джордж Оруэлл и его знаменитый роман «1984». Как Вы считаете, антиутопия, описанная Оруэллом, все-таки сбылась? Большой Брат следит за нами?

– Роман «1984» был написан в 1949 году. И в нем, как и во многих других работах Джорджа Оруэлла, наблюдается практически стопроцентное «попадание» в сегодняшнюю действительность. Согласитесь, предвидеть в середине прошлого века то, что происходит сегодня, может только действительно настоящий пророк. У меня два любимых писателя: Джордж Оруэлл и Олдос Хаксли. Оба – британцы. Они между собой, можно сказать, «конкурировали». Но в своих антиутопиях эти авторы описали сегодняшний день с потрясающей точностью. Перечитайте «1984» и «О, дивный чудный мир!» и вы убедитесь в этом.

– Как Вы думаете, почему легендарный американский режиссер, кумир нескольких поколений кинозрителей, выбрал именно Вашу книгу в качестве основы для будущего фильма? Неужели не нашлось американского писателя, сумевшего создать хорошую книгу об Эдварде Сноудене?

– Думаю, Оливер принял такое решение из-за того, что я на протяжении довольно долгого времени очень тесно общаюсь с Эдвардом Сноуденом. Собственно, я не только адвокат этого решительного парня, но еще фактически его единственный проводник, осуществляющий связь с внешним миром, пока он находится в изоляции. Наверно, никто другой из желающих писателей, в том числе американских, не сможет создать точный портрет этого человека, бросившего достаточно серьезный вызов очень мощным спецслужбам. Выбрав мою книгу, Стоун понимал, что я – единственный человек, которому Сноуден доверяет и которого подпускает к себе.

– Трудно ли работать с «голливудским небожителем»?

– Я познакомился с Оливером в начале 2014 года. Теперь я его считаю своим другом. Мы с ним нашли много точек соприкосновения наших мировоззрений. Хотя вначале у нас тоже было определенное непонимание и разногласия. Теперь он – гость моего дома. Я ездил на съемку в Германию, познакомился с его семьей, с его дочкой, женой. Честно вам скажу, проработав адвокатом очень много лет, я и не подозревал, что буду иметь какое-то отношение к Голливуду. Помимо того, что Оливер – великий мастер, он еще и очень порядочный человек. Он не писал сценарий втихаря, а несколько раз прилетал в Москву, и мы здесь долго и кропотливо работали над многими его деталями. Премьера фильма планируется на 25 декабря 2015 года. В главной роли – Джозеф Городон-Левитт. Он тоже приезжал в Москву для утверждения своей кандидатуры на роль.

– Джошуа Колд, главный герой романа, производит впечатление начитанного, эрудированного человека. Эдвард Сноуден в этом отношении похож на него?

– Эдвард – очень неглупый человек. Он увлекается восточной философией. Его высказывания и рассуждения свидетельствуют о том, что он знаком и с историей, и с классической литературой, и с взглядами многих политических деятелей. Я думаю, именно интеллектуальность Сноудена, его неординарный взгляд на события в обществе, на окружающий мир, на природу и подтолкнули совершить поступок, перевернувший всю его жизнь. Он наверняка предполагал, чем могут обернуться его действия. Но, все-таки, из-за своего неравнодушия к происходящему на его глазах он совершил то, что совершил.

– Но ведь сбор компромата – это обычное занятие любой спецслужбы, любой страны. В чем же заключается тяжкое преступление, которое раскрыл миру Эдвард Сноуден?

– Это так. Действительно, защита от международного терроризма требует применения новых технических средств. Поэтому спецслужбы вполне объяснимо ищут и находят новые методы борьбы с мировым злом. Но, поймите, та информация, которую аккумулируют спецслужбы Соединенных Штатов – немыслимо огромна. Поэтому возникает вопрос: «Хорошо, создан электронный мозг, сверхмощный искусственный интеллект. Он, как пылесос, собирает тонны информации, допустим, сто миллиардов сообщений в день. Фантастическая цифра! А кто будет эту массу информации исследовать, находя в ней злой умысел? Робот это сделать не способен. Для этой работы нужен живой интеллект». Даже если задействовать сто армий США, посадив их для изучения этого бескрайнего океана цифр, слов, фраз, реплик, писем – ничего не выйдет. Ведь нельзя объять необъятное. И вполне резонно возникает такая версия объяснения тотальной мировой слежки: досье на каждого человека собирается «на всякий случай». Допустим, сегодня ты – студент. Ты самосовершенствуешься для общественной работы, желаешь пойти в политику или в крупный бизнес. Но в нужный момент файл с твоим досье открывается, и сотрудники спецслужб смотрят всю твою биографию, твои ошибки, твои заблуждения, твои некорректные высказывания. А ведь безгрешных людей нет! В результате твоя карьера, да и вообще, жизнь находится в зависимости от этих досье. На каждого человека имеется своя папочка. И это есть око всевидящего Большого Брата, о котором писал в свое время Джордж Оруэлл. Данная система делает миллиарды людей абсолютно несвободными, что и раскрыл миру Эдвард Сноуден.

– Откуда такое странное имя у героя – Джошуа Колд – Иисус Холодный?

– Сноуден – фамилия от слова snow, снег то есть. А у моего героя фамилия Колд – холодный. Я вкладываю в эту фамилию такой смысл: Джошуа – холоден в части своих принципов. Он не подвержен колебаниям после принятия решения. У него есть позиция, и он будет ее придерживаться, несмотря ни на что.

– Почему Вы не написали документальную книгу о Сноудене, а выбрали жанр романа, то есть формат, предполагающий художественные допущения?

– Объяснение простое: Эдвард – достаточно молодой человек. Ему дальше еще жить. У него впереди – долгие годы. И я не вправе как его адвокат вредить ему, выставляя документальные факты. А поскольку есть такая хорошая форма, как художественная книга, я и принял такое решение – написать роман. Документальных работ о нем – достаточно много. Гленн Гринвальд написал о нем книгу. Лора Пойтрас сняла документальный фильм «Гражданин четыре», получивший в 2015 году целых три престижных премии, в том числе премию «Оскар» за лучший документальный фильм.

– Но все эти авторы не общались с Эдвардом Сноуденом так близко, как Вы…

– Совершенно верно! Однако я не рискнул писать документальный труд, хотя у меня имелась заготовка для него: «Сто вопросов Эдварду Сноудену». Они сохранились. Я не пошел по этому пути. Все-таки я должен думать о нем, о том, чтобы мои действия не навредили ему.

– Какую роль играют книги и литература в Вашей жизни, творчестве, работе?

– Вообще, книга – мой путеводитель по жизни. Это – тот самый инструмент, который побуждает меня думать, который не оставляет меня равнодушным. Я считаю это очень важным свойством литературы. Мы рождаемся одинаковыми. Но потом фактически на сто процентов именно от человека зависит то, кем он становится. А здесь большую роль играет его культурный уровень. А его во многом формируют прочитанные им книги. Порой задаешься вопросом: «Почему некоторые люди, вроде бы хорошо воспитанные, получившие неплохое образование, имеющие благополучные семьи, хорошую работу, друзей вдруг превращаются в каких-то бесов?» Мне отвечают: «Чтобы погромче заявить о себе». Я понимаю, что драчун получит больше рекламы, чем художник, чем писатель или музыкант. Так устроена наша жизнь. Желтая пресса делает ударение на вульгарность и скандал. И, к сожалению, многие люди охотно заглатывают эту наживку. А я, еще будучи пацаном, обычно разнимал драчунов. Видимо, истоки моей специальности оттуда, из детства… Много лет я как практикующий адвокат склоняю людей разрешать свои споры мирно, досудебно, если это, конечно, не касается уголовных преступлений. Найти мирный выход – самое разумное решение в любом споре. Думаю, что хорошие книги помогают людям принимать мудрые решения.

– В России проходит Год Литературы. Как Вы оцениваете этот проект?

– Год Литературы, на мой взгляд, очень важное мероприятие, объединяющее многих неравнодушных людей – и писателей, и читателей. Неважно, какому жанру они отдают предпочтение – прозе, поэзии, документалистике. Писатели – люди думающие, люди, которые действительно хотят донести до мира свои мысли, переживания, восторги. И, разумеется, очень бы хотелось, чтобы этот год прошел успешно. По крайней мере, очень бы хотелось, чтобы настроение писателям никто не омрачал.

– У Вас был какой-нибудь литературный «разгон», прежде чем Вы взялись за роман «Время Спрута»? С чего началось Ваше литературное творчество? Наверно, как водится, со стихов?

– Стихов не было. Стихи мне не даются. Пытаюсь что-то сочинить поэтическое, а потом краснею. Я давно занимаюсь документалистикой и публицистикой. Кроме того, у меня достаточно много работ по юриспруденции. Моя первая публицистическая книга «Бал беззакония. Диагноз адвоката» вышла в 1999 году. В ней отражены самые крупные дела, в которых я участвовал, защищая интересы Валентина Ковалева, Иосифа Кобзона, Никиты Михалкова, Сергея Лисовского. Потом появилась книга «Кому выгодно?» о судьбе Тамары Павловны Рохлиной, о том, как мы боролись за ее освобождение. Есть в моей библиографии несколько историко-публицистических книг, среди которых особым спросом пользуется «Великая хартия вольностей» – экскурс по истории становления прав человека начиная с законов английского короля Иоанна Безземельного и заканчивая манифестами русского царя Николая II. «Время спрута» – мой первый опыт в художественной прозе.

– Завершив чтение романа, можно ощутить некоторую недосказанность. У книги будет продолжение?

– Продолжение есть. Рубежная точка первой книги – это прибытие главного героя в Москву. Рабочее название второго тома – «Дети Каина».

– Еще до того как роман был опубликован на русском, он был переведен на несколько языков?

– Сначала его перевели на английский. Специально для Оливера Стоуна. Сейчас готовится перевод на итальянский, арабский, китайский, сербский, болгарский, немецкий и французский…

– Герой Вашего романа, Джошуа Колд, постоянно говорит о России как об особой стране – непонятной, загадочной. И не ясно, то ли он ей восхищается, то ли она его удивляет, то ли он иронизирует. Что он подразумевал?

– Мой герой – продукт общества, которое его воспитало. Он – продукт идеологии, которая почему-то навязывается всему миру, он – дитя демократии, насильно экспортирующейся в другие страны. Конечно, Сноуден, воспитываясь в американской школе, в американской армии, о России получал, как правило, негативные сведения. Стандартное американское представление о нашей стране не только негативное, но и довольно примитивное: бурые медведи на столичных улицах, дикие дремучие люди в шапках-ушанках и прочие штампы. Это странное мнение подтвердил  и отец Эдварда Сноудена, с которым я неоднократно общался. Прототип моего героя, оказавшись на территории России, открывает ее, как первопроходец. Он узнает ее с разных сторон. Если бы у Сноудена была возможность каждый вечер посещать публичные мероприятия, общаться с людьми, знакомиться с нашими достопримечательностями, он, может быть, быстрее и больше узнал бы о России. Но с учетом того, что он должен предпринимать меры предосторожности, его знакомство с нашей страной продвигается не так быстро. Хотя он посещает театры, ходит в кино, читает книги наших писателей. Джошуа Колд не говорит, что Россия – плохая, он говорит, что она – неоднозначная. Но если взять наших классиков, они все утверждают то же самое. Вспомните того же Федора Тютчева: «Умом Россию не понять, / Аршином общим не измерить. / У ней особенная стать – / В Россию можно только верить». Что бы ни говорили о нашей стране, в России много талантливых людей, в том числе писателей, артистов, ученых. И мой герой формирует свои суждения не с позиций негативной пропаганды, а исходя из личного впечатления. Мне этой книгой хотелось выговориться. Во-первых, поступок Эдварда Сноудена меня сильно впечатлил, а во-вторых, мне очень хотелось раскрыть перед читателем важнейшую проблему, о которой он либо не знает, либо умышленно ее не замечает.