– В ней огромное количество действующих лиц, это медийные люди – журналисты, политики, чиновники, и отечественные и зарубежные. В ней нет ни одного вымышленного персонажа, ни одной придуманной ситуации. Все что описано – правда. Но должен уточнить – правда, как ее понимаю я. Но я ничего не придумывал. Я либо был непосредственным участником событий, либо мое мнение основано на общении с очень интересными людьми, которых мне приходилось встречать за время профессиональной карьеры. Это очень яркие люди, многих из которых уже нет в живых, но, тем не менее, они по-прежнему волнуют публику. Достаточно назвать хотя бы фамилию Бориса Березовского.

– Почему такое название – «От НТВ до НТВ»?

– Я начинал свою работу журналистом в телекомпании НТВ, потом был очень большой перерыв, когда я на НТВ не работал, но за эти годы со мной (и не только со мной, но и со страной, и с журналистикой – вы меня простите, я иногда могу сбиваться на пафос) происходило много драматических, а иногда и трагических вещей, теперь я вновь работаю на НТВ. Собственно об этом и книга.

– Как Вы считаете, может ли Ваша книга наделать много шума? Не будет ли скандала?

– Я не ставил перед собой задачу делать книгу-скандал, но я прекрасно понимаю, что далеко не все, что в ней написано, понравится всем ее героям. Но старался пересказывать события так, как они происходили. Никого не очернял и не возвеличивал. Хотя я и так постоянно проживаю в атмосфере скандала. Если вы в Интернете наберете мою фамилию, вы, скорее всего, узнаете обо мне много интересного. И я не могу сказать, что это будет комплементарная информация, скорее наоборот. Но я не собирался никому мстить этой книгой, хотя я отдаю себе отчет в том, что есть некоторые вещи, которые могут кому-то не понравиться.

Никаких сокровенных тайн я не раскрываю, но, например, события вокруг НТВ 2000–2001 года никем ранее описаны не были, за исключением книга Виктора Шендеровича «Здесь было НТВ». Были упоминания у Елены Трегубовой в «Байках Кремлевского диггера», и была еще серия статей Евгения Киселева в тогда еще существовавшей печатной газете «Газета». Но они излагали одну версию, у меня сейчас версия совершенно другая. И я имею на это право, потому что тогда был там вместе с ними – с Шендеровичем, с Киселевым. Почему я сейчас не с ними? Потому что нас разделяют годы, когда я очень плотно работал с теми, кого сейчас принято называть либеральной тусовкой. Мне очень повезло, что в моей профессиональной деятельности на меня никто никогда не давил и не говорил, что я должен делать в своей работе. Мой процесс переоценки ценностей происходил без внешнего давления. Я сам думал, анализировал, сопоставлял факты, спорил сам с собой и, в какой-то момент понимал, что я не прав. В этом году исполнилось ровно 20 лет, как я пришел на телевидение в 1996 году, и могу сказать, что в идеологическом плане я всегда в своей работе чувствовал себя свободным.

– Существует ли сейчас свободное и независимое телевидение, или это миф?

– Именно на этот вопрос я и пытаюсь ответить в своей книге. Судя по количеству страниц в ней, это не так просто. Я считаю, что существует, это не миф, но проблема заключается в том, что многие современные журналисты (и это стало понятно не вчера и не позавчера) потеряли понимание границ своей свободы. Свобода слова, свобода СМИ очень быстро сваливается во вседозволенность. Я сам этого достаточно долго не понимал. Журналиста я часто сравниваю с медиком, который в первую очередь должен помнить, что своей деятельностью он не должен навредить другим. Многие почему-то не задумываются, что журналист может навредить гораздо сильнее, чем тот же самый медик, совершающий врачебную ошибку. Наши ошибки бывают еще страшнее.

– Хотелось бы выразить Вам благодарность за передачу «Место встречи», которую Вы сейчас ведете. Но у меня вопрос, почему на все передачи этого формата на разных каналах приглашают одних и тех же людей?

– К дневным ток-шоу существуют определенные технологические требования, самое главное – они должны быть ориентированы на ту аудиторию, которая смотрит эту программу. С одной стороны, мы стараемся поднимать важные и серьезные темы, с другой – мы должны эти темы обсуждать так, чтобы не оттолкнуть телезрителя, а еще больше заинтересовать, зацепить его. По большому счету, дневные ток-шоу – это сериалы, со своими постоянными действующими лицами, героями, которые в какой-то момент становятся практически членами семьи зрителя. Это своего рода «Санта-Барбара». Поэтому перед нами все время стоит дилемма: с одной стороны, нам нужны новые лица, с другой – мы не можем отказываться от тех персон, которые приносят рейтинг. К примеру, известно, что, если пригласить на передачу Владимира Жириновского, плюс двадцать процентов к рейтингу обеспечены.

– Есть ли в Вашей профессиональной карьере что-то, о чем Вы сейчас сожалеете?

– Нет, мне не о чем сожалеть. Хотя я, конечно, понимаю, что какие-то вещи были более удачными, какие-то менее. Но чувства стыда у меня нет. Иногда мне ставят в вину то, что я поменял свои взгляды, я этого не отрицаю. Но я всегда говорил то, в чем на момент выступления был убежден. Говорить то, что думаешь, не стыдно.