– Почему Вы пишете о теме взросления, ведь она не нова?

– Достаточно трудно сказать, как приходят те или иные книги. Но вы правы, традиция описывать мир взрослеющего ребенка уходит в глубину веков, другое дело, что в прошлом эти книги писались не для детей, а, скорее, для взрослых. Дети просто тоже могли их читать. В конце концов, и «Страдания юного Вертера» можно назвать сочинением о взрослении молодого человека. Да и когда я была молодой, книги в основном адресовались взрослому читателю. Писать же литературу непосредственно для детей и подростков начали пусть не в Швеции, но в европейских странах примерно в 1960-е годы, что не могло меня не заинтересовать.

– Как у Вас появилась идея описать жизнь двух сестер именно во время войны?

– Работая журналистом в отделе культуры одной из газет, я как-то получила задание написать статью о событиях Второй мировой войны, для этого мне пришлось изучить достаточно много исторических книг. В одной из них я нашла краткую информацию о том, что в начале Второй мировой в Швецию было прислано 500 детей из стран Европы, которых таким образом пытались спасти от ужасов войны, многих распределили в шведские семьи. Однако свою книгу я писала в 1990-е годы, когда началась война в Боснии, и впервые за многие годы в Швеции снова появились беженцы из европейской страны. Тогда мне показалось, что это повторение трагедии, происходившей несколько десятилетий назад. Другой вопрос: почему я написала книгу о двух сестрах, а не об одном ребенке. Мне хотелось показать два отличных способа привыкания к чужой, новой среде, и как по-разному может приниматься это «новое».

– В современной подростковой литературе очень часто описываются неполные семьи. Вам не кажется, что, читая о таких вещах слишком часто, ребенок будет считать неполную семью нормой?

– Не думаю, что подобное может стать нормой, ведь ребенок читает разные книги. По-моему, наоборот, хорошо, что дети могут увидеть, как по-разному выглядят семьи. Скажем, в моей книге «Правда или последствия» у каждой из четырех героинь свои семейные условия. У девочки Карин очень строгие родители с традиционными взглядами на мир, воспитывающие ее в старом нетипичном для нынешней Швеции стиле. У Фанни с первого взгляда дома все замечательно, но папа и мама слишком заняты собой, своей работой, и девочка брошена на произвол судьбы. У Сабины есть только мама, вечно поглощенная устройством своей личной жизни, она меняет мужчин, и в семье никогда нет ни денег, ни еды, ни заботы. Четвертый вариант семьи у Норы, которая большую часть времени живет с мамой, но на лето уезжает к отцу. Ее мама, в общем-то, хорошая, хотя тоже бывает увлечена своими чувствами. Но в конце книги, чтобы ребенок-читатель не остался без надежды, я пишу о том, как два мира – детский и взрослый могут встретиться, и как Нора и ее мама способны не просто найти общий язык, но и понять друг друга.