– Эта книга не похожа ни на одну из моих предыдущих, хотя в какой-то мере она все равно фантастическая, поскольку я стараюсь не забывать то, с чего начинал. Но «Рассказы о Родине» в гораздо большей степени реалистичны, в них говорится о тех проблемах, от которых страдает сегодня наша страна. И пафосное название, и пафосная обложка выбраны, конечно, в хулиганских целях. Да и сама книга, в общем-то, хулиганская. Те, кто уже успел ознакомиться с ней, говорили мне, что при чтении возникает ощущение удара обухом по голове, потому что, несмотря на патриотичную и успокаивающую обложку, читателя ждет большой сюрприз в первом же рассказе «From Help». Речь в нем идет о том, что у компании «Газпром» есть прямой контакт на поставку газа из Преисподней, и именно оттуда качается сейчас нефть. А времена, когда люди гибли за металл и продавали душу за золото, миновали, сейчас наступила эра экологически чистого топлива – нефти и природного газа, и люди готовы продать душу за них. Есть еще рассказ «Чё по чем», в котором повествуется о том, что Москва-сити – это на самом деле не стройка века, а гигантская фабрика по расчленению гастарбайтеров и экспорту их внутренних органов за рубеж, работающая под прикрытием стройки небоскребов. А крышует все это Кто надо. Есть в сборнике и веселый, фантастический рассказ про единственного на всю страну честного милиционера, который пытается проводить собственное расследование того, кто же такой Кто надо и когда он улетит обратно. Есть рассказ специально для девочек – про силиконовый мозг. Всего в книге 16 новелл, которые частично связаны между собой сюжетом, частично героями, фактически выстаивающимися в метароман, в котором нет места никаким чудовищам и мутантам, населяющим мои предыдущие книги.

Мои рассказы, написанные в жанре политической сатиры, являют собой полный антипод той благостной информации, которую выливают на нас три основных федеральных канала. Этот разрыв между телевизионной картинкой и тем, что мы видим в реальной жизни, и подтолкнул меня к тому, чтобы высказаться на остросоциальные темы.

– Вы сами говорите, что Ваши рассказы складываются в роман, объединенный общим сюжетом и героями, и все же делите его на рассказы. Зачем?

– Все рассказы писались в разное время и в один сборник собирались значительно позже. Выстраивая их последовательность, я хотел показать сначала как живут те, кто нами управляет, потом то, как живет простой народ, а потом что будет, если те, кто нами управляет, куда-нибудь отъедут. Как выяснилось – ничего не будет, народ этого просто не заметит.

В целом же мне показалось, что разделение текста на микроповести придает общему сюжету некую фрагментарность, составляющую в то же время достоверный, но очень хулиганский и едкий портрет нашей страны.

– Можете ли Вы назвать писателей, которые исследовали действительность так же честно, как и Вы. Кто Ваши предшественники?

– В какой-то степени можно говорить о «Дне опричника» Владимира Сорокина, хотя он, в отличие от меня, скорее утрирует, пытаясь изобразить наше будущее. У меня такой задачи не было, я хотел быть конкретнее, хотел поговорить с читателем о самом злободневном, самом насущном. Я пишу о выборах. О коррупции. О нефти и ее роковой роли для нашей страны и ее души, есть истории о телевидении и его порочности.

– Буквально на второй странице Вашей книги стоит привычное уже сегодня читателям предостережение, что все имена и названия в книге случайны и не имеют ничего общего с реально существующими людьми и организациями. И в то же время Вы пишете о Путине, Медведеве, о Микояновском мясокомбинате… Зачем тогда предостерегать читателя?

– Все случайно. ФСБ – Это вовсе не Федеральная служба безопасности, РФ – не Российская Федерация, Москва – это, разумеется, не наш город, завод Микояна – разумеется, не завод Микояна, шаурма – не шаурма, таджики – не таджики, Немцов – не Немцов, премьер-министр – ни в коем случае не Путин, а Президент – не Медведев. Все просто похожи. Это – юридическая предосторожность. Если кто-то решит подать на меня в суд, единственное, чего он добьется, это скандала и статуса бестселлера для книги. Но я все же надеюсь, что людям хватит ума не выносить мои сочинения на судебные слушания.

– Не было ли опасения, что книга, выдержанная совсем в другом формате, нежели уже полюбившиеся читателям предыдущие труды, не найдет своего читателя?

– Понятно, что с этой книгой мы вместе с издательством пошли на эксперимент. И мне подобный писательский риск понравился. Тем более я решил, что не подобает в достаточно юном возрасте привязывать себя на всю жизнь к одной теме, лучше писать о том, о чем хочется, что внутри тебя кипит, бурлит и жжет, потому что, если идти на поводу у издателей и писать о том, что с их точки зрения будет хорошо продаваться, так можно очень быстро забыть то, для чего ты вообще взялся за перо. А зарабатывать деньги в нашей стране куда лучше, вывозя лес, нефть или ценные металлы, чем сочиняя романы. Но молчать далее я не мог.