— Многие мои друзья спрашивают меня, зачем я вообще занялся написанием и изданием книги. Мне же хотелось ответить на вопросы, которые, кстати, в основном задают девушки. Эти вопросы волновали меня, и я подумал, что, если могу на них ответить, то должен отвечать. Моя книга — не автобиография, но в ней красной нитью проходят мысли, которые неизбежно связаны со мной, моей личной жизнью, семьей. Кто-то из друзей назвал ее — дневник нараспашку, хотя настоящих дневников я не писал никогда. Мне просто было очень интересно, как оценивают мои мысли слушатели моих песен, читатели моих стихов, для этого я эту книгу и издал.

— Как Вы пришли к такому необычному жанру: биографии в стихах или стихи вперемешку с фактами биографии?

— Сначала я просто хотел опубликовать свои стихи, потому что меня часто об этом просили друзья. Но потом подумал, что чтение моих стихов — не самое интересное занятие, потому что были и навеки останутся произведения, написанные гениями стихосложения: Пушкиным, Лермонтовым, Есениным… Поэтому я решил не позиционировать себя как поэта, а объединить стихи с прозой, которые полноценно дополняют друг друга.

— По какому принципу Вы отбирали стихотворения для публикации, жалко было что-либо оставлять за страницами книги?

— Я часто выступаю перед большими залами. Практически на каждом концерте люди передают мне сотни записок с вопросами. Очень активны и посетители моего сайта, их тоже часто интересует мое понимание тех или иных жизненных коллизий. В этой книге я попытался ответить на самые часто задаваемые мне вопросы, постарался среди всех своих стихотворений найти именно те, которые тот или иной вопрос проясняют. Иногда получалось так, что в ответ на один вопрос находилось сразу несколько текстов. Тогда мы вместе с моим редактором отбирали тот, которой нам казался лучшим. Другие стихи войдут во вторую книгу, потому что вопросов мне по-прежнему задают много.

— Вы отвечаете на вопросы людей, даете им советы, объясняете жизненные ситуации. Вы не боитесь ненароком кого-нибудь обидеть, дав ему некорректный совет?

— Я не боюсь обидеть людей, двадцать пять лет я выхожу на сцену, вижу зрителей по ту сторону рампы и понимаю, что мои песни позволяют совсем незнакомым людям стихийно объединиться, ощутить прилив одних и тех же чувств, задуматься над общими проблемами. Зрители научили меня многому, теперь я не боюсь давать им советы.

— Насколько Вы откровенны на станицах этой книги?

— Я совершенно уверен, что врать значительно сложнее, чем говорить правду.

— Вы утверждаете, что никогда не писали дневников, как же Вам удается на страницах этой книги вспомнить все те ощущения, чувства, которые волновали вас в тот или иной момент жизни, как Вы можете так четко воспроизводить свои размышления, посещавшие вас много лет назад?

— Все зависит от того, как ты в каждый этап своей жизни относился к миру. Я очень хорошо помню свои школьные годы. Но именно не факты, а ощущения. Очень хорошо помню, как написал первую песню, и причину, побудившую меня написать этот текст. Эту причину зовут Марина. Она тогда училась в десятом классе, а я в шестом. Конечно, я никогда не забуду чувства, которые бушевали тогда в моей душе. А в седьмом классе я создал свой ансамбль, который в то время был единственным школьным ансамблем в Долгопрудном. Разве можно такое забыть? А служба в армии, а моя работа в группе «Цветы»? В жизни было очень много интересного, такого, что не забывается с течением времени. Самое главное — прожить жизнь не формально, а так, чтобы каждый день для тебя что-то значил. Все пережитое остается с человеком, в его душе, и следующую жизненную ситуацию он воспринимает уже через призму пережитого.

— Каких писателей, какие жанры художественной литературы Вы любите?

— Я люблю увлекательные, приключенческие книги. Всю жизнь мне нравился Дюма. Но многие книги, прочитанные в детстве и юности по указке мамы или учителей, догнали меня только в более зрелом возрасте. Тогда я их не понимал.

— А сами никогда не пытались написать художественную прозу?

— Нет, думаю, что не смогу этого сделать. Придумывать истории, вылавливать интересные мысли и сюжеты в океане нашей жизни я не умею. Тут с нотами-то не разберешься: их всего семь, а сложить их надо так, чтобы не было похоже ни на одно существующее уже произведение, так, чтобы за душу брало.

— Игорь, а у Вас не было желания обозначить в книге даты написания своих стихотворений?

— Тогда получился бы сборник стихов, а не «Биография чувств». Цифры имеют свое значение, отвлекают от эмоций, мне все же хотелось обратиться к чувствам людей, а не к их разуму.