– Помните ли Вы первую прочитанную Вами самостоятельно книгу?

– Та книга, которую я сейчас назову, вряд ли была первой, прочитанной мной, но она мне больше всего запомнилась и даже, возможно, определила мою юношескую судьбу. Могу поспорить, что ее название сегодняшним читателям ничего не скажет. Это «Тайна Золотой долины». Написал ее и еще одну книгу «Четверо из России» ныне практически неизвестный писатель Василий Клёпов. В обоих романах фигурируют одни и те же герои – компания мальчишек времен Великой Отечественной войны. Это блистательные книги, написанные очень талантливым человеком, о котором сегодня мало что известно. Я знаю только, что он умер в 1971 году в Сочи, а до этого всю жизнь прожил в Тюмени, преподавал в школе и писал книги для маленького сына, который позже, к сожалению, погиб. «Тайна Золотой долины» не переиздавалась уже много десятилетий, но если она попадется вам когда-нибудь в руки, непременно прочитайте, получите огромное удовольствие.

– А как она попала к Вам?

– Мне ее дала мама. Она всегда была главным поставщиком книг для меня. В результате у нас дома была собрана достаточно интересная и богатая библиотека.

– Родители читали Вам вслух?

– Читали, чаще всего на ночь, когда я уже лежал в кровати. Думаю, что именно это вечернее чтение и подтолкнуло меня к тому, чтобы учиться читать самому. Мне всегда ужасно хотелось узнать, что будет дальше, а продолжения приходилось ждать до следующего вечера. Тогда я понял, что нужно учиться читать самому.

– Какие литературные предпочтения были у Вас в подростковом возрасте?

– Все мое поколение зачитывалось фантастикой, что, скорее всего, было связано с первыми космическими полетами, ведь вся страна жила тогда дыханием космоса. На этой волне родилось множество отечественных фантастических романов, кроме того, массово переводили американских и европейских фантастов, стали издавать Стругацких. А школьная программа всегда казалась нам скучной. Поэтому всегда брали в библиотеках те книги, которые не изучали в школе.

– Какие книги сегодня стоят в Вашей домашней библиотеке? И покупаете ли сегодня книги?

– Покупаю и много, тем более что теперь за ними не надо стоять в очередях. Сейчас все мои литературные предпочтения сводятся к одному термину – нон-фикшн. Это не значит, что я уже прочитал всю достойную художественную литературу, но сегодня мне больше нравится читать эссеистику, причем тех немногочисленных авторов, к которым я испытываю уважение. Например, на моей любимой книжной полке стоит эссеистика Бродского (на мой взгляд, по интеллектуальной насыщенности в мире до сих пор не создано ничего более ценного). Кроме того, я очень люблю эссеистику Петра Вайля, мы были с ним знакомы лично, и я сейчас с удовольствием читаю то, что было написано им и не издавалось ранее. С удовольствием прочитал «Девять глав о кино» Андрея Кончаловского, мне кажется, это выдающийся автор. Недавно мне подарили книгу «Камни Венеции» Джона Рескина. Это будет мое чтение на ближайшие три дня.

– Как Вы считаете, в современном мультимедийном мире смогут ли Интернет и электронная книга окончательно вытеснить книгу печатную?

– Думаю, не смогут. Мой прогноз – бумажная книга будет существовать еще сто лет точно. Я читаю книги в Интернете, на iPad, но при общении с такими текстами мне не хватает тактильных ощущений. Чтение – это образ жизни, и для получения от него удовольствия необходимо ощущать обложку, слышать шелест страниц, рассматривать иллюстрации.

– Большая проблема современности – нечитающие дети. Как Вы думаете, что нужно сделать, чтобы подружить ребенка с книгой?

– Попробую возразить. У меня есть сын, которому три с половиной года. Примерно тридцать процентов его дня отдано чтению. Разумеется, он не сам читает, ему читают, но он запоминает содержание книги, расположение текста на странице, а вечером он читает мне эту книгу наизусть, вовремя переворачивая страницы. Я думаю, что если подобную работу мы будем продолжать еще года два-три, то мы воспитаем читателя.

– То есть основной груз ложится на плечи родителей?

– Вне всяких сомнений. На школу, учителей и воспитателей в этом вопросе рассчитывать нельзя. Я, кстати, заметил, что в тех семьях, где родители стараются освободиться от детей, где дети не являются объектом постоянного внимания, а родители предпочитают общаться с телевизором, компьютером, различными гаджетами, трудно воспитать читающего человека. Там, где с ребенком занимаются, где ему читают, где ребенок ждет перед сном продолжения чтения полюбившейся книжки, – сто процентов вырастет будущий читатель. И неважно, кстати, электронную или бумажную книгу он будет читать.

– Как Вы считаете, могут ли в решении этой проблемы помочь экранизации литературных произведений и театральные постановки?

– Безусловно. Даже взрослые после просмотра интересной экранизации стремятся перечитать литературный первоисточник. А уж дети тем более.