– Книги в буквальном смысле этого слова приходят мне на помощь каждую неделю, когда я выхожу, как на сцену, на лекцию перед студентами (вот уже сорок лет выхожу) и показываю им те или иные издания, от которых невозможно оторваться. Я хочу, чтобы студенты читали эти книги и сопереживали происходящему в них. По сути, для меня книга – это опора, которая дает мне силы. Окружающие часто смеются надо мной, зачем я каждый раз тащу с собой тяжелый портфель, набитый книгами, но без книг я чувствую себя как Антей, которого отрывают от земли. Книги – это память человечества, это культура, а самое страшное для народа – впасть в культурное беспамятство.

– Помните ли Вы первую прочитанную Вами самостоятельно книгу?

– Память подсказывает мне, что это была сказка Алексея Толстого «Золотой ключик». Книга, которую я читал, была с замечательными рисунками, по-настоящему конкурирующими с текстом. Я читал ее, не отрываясь, и дико завидовал Буратино, которому Папа Карло подарил луковицу. С тех пор я больше всего люблю есть лук так, как его ел Буратино. И еще я всегда мечтал научиться у него протыкать носом холст, который закрывает собой вход в другую реальность.

– Была ли в Вашей семье традиция семейного чтения, чтения вслух?

– В моей семье была такая традиция, мои родители много читали, но особенно ярко я столкнулся с семейным чтением после того, как моя семья объединилась с семьей писателя Владимира Тендрякова. Мне и своей дочке, которая намного младше меня, он читал вслух «Хоббита» Толкина. А мы сидели и слушали его как завороженные. Со своим окающим вологодским акцентом он бесподобно читал нам детские сказки и рассказы.

– Какие книги Вы сегодня предпочитаете иметь дома и читать, если, конечно, остается свободное время на чтение?

– Даже если времени на чтение у меня нет, я предпочитаю, пользуясь вашим термином, эти книги «иметь дома». Потому что когда вокруг меня моя библиотека, мощно срабатывает то, что называется библиотерапия, – книги меня поддерживают, они меня охраняют и являются мои жизненным оберегом. Среди книг, которыми все время пополняется моя жизненная библиотека, издания разных лет. Совсем недавно мне удалось найти вашингтонские издания Ахматовой, Мандельштама и Гумилёва, которые в свое время в СССР были тайной за семью печатями, за которые арестовывали и которые перевозили через границу негласно. Я неистово собираю детские книги, книги моего детства. Это первое издание книги Джона Толкина «Хоббит», это «Капитан Сорви-голова» Луи Буссинара и другие. Также я собираю книги 1930-х годов, выпущенные издательством «Академия».

– Каково, с Вашей точки зрения, будущее бумажной и электронной книги?

– Позвольте привести пример из мира аналогий. Отменило ли появление самолетов использование автомашин на Земле? Нет, не отменило. Отменил ли Интернет телевидение? Нет, не отменил. Точно так же электронная книга не отменит бумажную, а будет еще очень долго сосуществовать с ней параллельно. Вместе с тем функции и электронной, и печатной книги будут меняться. По сути дела они меняются уже сейчас. Печатная книга, почувствовав сильного электронного конкурента, становится более изощренной, более притягательной. Она должна становиться такой книгой, которую захочется сделать родной – взять и не отпускать. Подобные инициации печатной книге, безусловно, еще предстоят, она будет трансформироваться. Но я верю и надеюсь – печатные книги не исчезнут.

– Что нужно сделать, чтобы «подружить» ребенка с книгой?

– Очень часто по отношению к ребенку мы занимаем менторскую позицию: мы его обучаем, воспитываем, а не дружим с ним. Ключевым моментом вашего вопроса как раз и является слово «дружба»: дружба ребенка с взрослым, дружба ребенка с книгой. Для этого необходимо, чтобы книга в жизнь ребенка входила не только и не столько как книга, а как остров доверия и уникальная возможность игры. Чтение ребенком должно восприниматься как игра, в которой книга помогает ему почувствовать себя личностью, а взрослому дает возможность проверить и усилить детское воображение, фантазию. Вот те психологические технологии, которые могут помочь превратить книгу и в спутника жизни, и в собеседника.

– Могут ли в решении этой проблемы помочь театральные постановки, аудиоспектакли, экранизации литературных произведений?

– Конечно, но с одним условием – речь должна идти о качественной экранизации или постановке. Тогда это поможет влюбиться в книгу. Когда вы смотрите, к примеру, фильм «Пятнадцатилетний капитан», где Паганеля играет Николай Черкасов, тогда вы еще больше влюбляетесь и в самого юного капитана как в героя, и в Паганеля, а через них и в Жюля Верна. Влюбляясь в героя, вы, как сказали бы психологи, идентифицируетесь с ним. Это манящее искусство идентификации, которое дает мир кино и театра и есть та дверь, которая помогает жадно поглощать книгу, чтобы вновь общаться с полюбившимися героями.