– Помните ли Вы первую прочитанную Вами самостоятельно книгу?

– Кажется, это была сказка о Пиннокио. Мне тогда запомнилось не столько содержание, сколько образ книги: не новой, большой, с привлекательными картинками. Ярко помню книги тех лет: потертые, с выпадающими страницами, которых, бывало, не хватало и приходилось додумывать, что на них написано… Это были зачитанные, я бы даже сказал, «намоленные» книги, потому что тепло рук их прежних читателей передавалось и мне.

– Была ли в Вашей семье традиция семейного чтения, чтения вслух?

– И да, и нет. Мой отец – фронтовик, преподавал в военном институте историю военного искусства. Он был историк-фанат, имел феноменальную память, а потому часто рассказывал мне исторические эпизоды. Этакие живые радиопостановки получались. И вольно или невольно, все, что он мне рассказал, я потом искал в книгах. Мне даже снились его рассказы – Суворов, Кутузов, Бородино. Моей любимой книгой в 12 лет была «История военного искусства» академика Разина. Удивительно, что академический труд был так здорово и понятно написан, классно проиллюстрирован. У военных есть правило – на самом ценном и важном приклеивать табличку: «При пожаре выносить в первую очередь!». Так вот я бы приклеил ее на три вещи – отцовский кортик, отцовский майорский китель с наградами и книгу «История военного искусства».

Я вернулся их армии сержантом в мае 1971 года. Встал вопрос о поступлении в вуз. Но как поступать, если я окончил электромеханический техникум, а потом два года ходил в сапогах? Ничего не помню… Да еще друзья, девчонки… А поступать в МГУ на журфак через полтора месяца! Не поверите, но после гулянок меня ждал отец, чтобы на ночь прочитать или рассказать какую-нибудь тему для экзамена по истории. Я уже ложился спать, а он мне бухтел про русско-турецкую войну. У меня глаза слипались, но он рассказывал так увлекательно! На экзамене эта война мне и попалась. Когда я доложил комиссии о применении окопов, об использовании нарезного оружия, тактике и стратегии, а также о первом опыте наркоза в полевой медицине, пять баллов мне было обеспечено! К слову, впоследствии, читая историческую литературу, я часто сравнивал написанное с тем, что рассказывал отец. И замечу, иногда находил откровенную лажу в изложении авторов.

– Какие книги Вы предпочитаете иметь дома сегодня?

– У меня их очень много. На втором этаже дачи все стены – стеллажи. Рука не поднимается ничего выбрасывать, хоть есть и откровенная ерунда, типа «Правила эксплуатации лифтов Карачаровского завода». Но это же – книга! С газетами и журналами не церемонюсь, даже если там мои статьи. А книги… Не могу.

У меня есть специальные полки, куда я переставляю те книги, с которыми работаю. В последнее время собрал большой фонд литературы по истории разведок, жандармерии и полиции. Написал книгу «Жандармские хроники» про выдающихся людей, работавших на благо России в разных ведомствах. Много покупаю мемуарной литературы. Это очень важно для осознания эпохи. И что интересно – стал понимать движущие мотивы событий, многие из которых были продиктованы не реальностью, а межличностными отношениями во власти.

– Как Вы считаете, в современном мультимедийном мире смогут ли Интернет и электронные книги окончательно вытеснить книгу бумажную?

– Не знаю. Вижу, что сегодня возвращается традиция книгопечатания. Я млею перед художественно исполненными книжными шедеврами: переплет, позолота, чеканка… Но как ими пользоваться? Где читать? В метро и даже машине это невозможно. Наверное, когда-нибудь наступит гармония, при которой и фолианты, и Интернет найдут свои ниши. Жалко только, что молодежь не привыкла уже к запаху типографской краски…

– Что нужно сделать, чтобы «подружить» ребенка с книгой?

– Тут на определенном этапе – только хирургия. Не давать пялиться в телевизор. Дети не привыкают с ним к чтению. Но как это сделать, ведь из-за этого злодея малыши даже говорить стали позже? Они и мыслят по-другому, чем мы. А уж чего нахватаются с экрана… Хоть ставь гриф 6+, хоть не ставь. В наше время утырить книгу не считалось грехом, а сегодня, интересно, дети их воруют?

– Могут ли в решении этой проблемы помочь экранизации литературных произведений, аудиоспектакли, театральные постановки?

– Конечно. Так было всегда. Вспомните – «Вечный зов», «Тени исчезают в полдень». Да что говорить, я сам воспитан на радиопостановках. Была такая передача «Театр у микрофона»… Вот было бы здорово сделать радиоканал с названием, аналогичным вашему журналу – «Читаем вместе», чтобы водители в пробках не треп ведущих слушали, а классиков…

– Можете ли Вы поделиться с нашими читателями какой-либо интересной историей из Вашей жизни, связанной с книгой и чтением?

– Когда учился в техникуме, читал мало. Однажды нас заставили писать сочинение по пьесе Горького «На дне», а я ее не читал. Как водится, сел за парту, положил на колени книгу и делаю вид, что пишу. Да зачитался… Все писали, а я читал. Прозвенел звонок… Единственное, что успел написать «Какая интересная пьеса» Перефразируя Сатина, замечу «Когда книга – удовольствие, жизнь – хороша. Когда чтение обязанность – жизнь рабство».