— Леонид, несколько слов о втором томе «Намедни».

— Появление второго тома позволяет уже говорить о серии. После его публикации становится понятно, что проект задуман как многотомник, освещающий разные периоды нашей истории. Например, заявленный еще в первой книге ренессанс советской античности демонстрируется и во втором. Что я имею в виду? Существует масса вещей, которые и теперь подтверждают то, что Советский Союз жив, равно как живы его поэтика, эстетика и стиль. В 1970-е годы, благодаря росту цен на нефть, впервые сформировалось обстановка, в которой мы худо-бедно прожили до сегодняшних кризисных дней. Именно в то время заговорили о великой энергетической сверхдержаве, которая бодается со всем остальным миром. Тогда-то и появилось это державное ощущение вседозволенности. Я не говорю о частной жизни, она была несколько иной, речь идет о гражданском восприятии действительности. К тому же 1970-е годы были живее, чем 1960-е, поэтому второй том получился ярче и веселей. Такая уж наступила разухабистая и нестрогая на краски эпоха. Мы это даже на обложке книги отразили. Кстати, в оформлении всегда будет использоваться та или иная модель телевизора, каждый раз соответствующая своему времени.

Как подбирались иллюстрации к изданию?

— Много фотографий было прислано по электронной почте и в ЖЖ (Живой Журнал). Среди них было много неофициальных, но в то же время вполне профессиональных снимков. Я, например, горжусь тем, что во втором томе опубликовано два снимка Анри Картье-Брессона — одного из величайших фотографов в истории фотографии, который в 1972 году побывал в Советском Союзе. Например, уникальная фотография, запечатлевшая продажу венгерской сумочки в советском универмаге. Конечно, она дорогого стоит. И для меня загадка — как пожилой француз, не говорящий по-русски, умудрился зайти за советский прилавок (ведь фотография сделана именно с этой точки) и снять семь советских гражданок, настороженно смотрящих на эту сумку с такими лицами, будто оттуда сейчас незнамо что полезет.

Разнообразие иллюстраций позволяет легче решать проблему разворотов. Например, на страницах, посвященных брежневским наградам, размещено фото орденов, полученных единовременно к семидесятилетию вождя (в самом деле, не будешь же все выкладывать, да это и невозможно). Начиная со Звезды Героя Чехословакии и ордена Клемента Готвальда и заканчивая Звездой Героя Советского Союза и орденом Ленина. Эти награды отражают бесконечные юбилеи и церемонии, которые были частью нашей жизни. А другой снимок — этикетка портвейна «Кавказ» — был отпечатан нами как постер. Сейчас трудно объяснить, что такое бормотуха и почему водка по сравнению с ней была хрустальной влагой. Есть и фотография джинсов Wrangler на весь разворот, стоивших по тем временам 150 рублей, то есть по цене, приблизительно равной средней заработной плате. Но важно не просто найти предмет и сфотографировать, а — понять (и соответственно потом объяснить читателю), что он означал. Почему это были не просто штаны, которые линяли и стоили больших денег, а — важная вещь, от наличия или отсутствия которой могла, например, сложиться или не сложиться личная жизнь девушки.

На кого рассчитана книга?

— Я не маркетолог. Но, в целом, книга рассчитана, как говорится на телевидении, на пионеров и пенсионеров. Кто-то жил в ту эпоху и ему хочется ее вспоминать, а кто-то не жил, но очень она его волнует.

— Последний вопрос. Какова концепция книжного издания «Намедни»?

— Концепция прежняя, что и в первом томе. Когда делался телепроект, она была другой. Тогда казалось, что советская эпоха уходит и никогда не вернется. Прощаясь с ней, нужно было все экранизировать, чтобы посмотреть, как это время на нас повлияло. Ведь мы входили в ХХI век, в постсоветскую реальность, и делали это иначе, нежели Западная Европа. В любом случае — это наш опыт, плохой или хороший. К книге же я вернулся, потому что примерно в 2003-2004 годах стало ясно, что Советский Союз никуда не делся. Все начало возвращаться на круги своя, только странными всплесками. Гимном России снова стал гимн Александрова на слова Михалкова. Поначалу подобные пережитки казались сувенирами, которые не укладываются в общую картину. Но когда Россия вновь достигла статуса энергетической державы, поперло советское мировосприятие. Как говорится: «Ща всех нефтянкой зальем и на баррели все остальное себе купим». Эта самонадеянность и эта гордыня, отношение к миру, к себе, понимание того, что мы пуп земли и схватили Господа Бога за бороду, пошли из СССР. И мне показалось интересным вновь вернуться к этой теме. Сопоставить и провести параллели. В предисловии к книге я кратко рассказываю о том, что до сих пор в России происходит по-советски. Так же как и прежде, у нас лежат в больницах, получают образование, служат в армии, выбирают власть, смотрят телевизор, продают углеводороды, грозят загранице, болеют за сборные, поют гимн и прочее, прочее, прочее.