– Помните ли Вы первую прочитанную Вами самостоятельно книгу.

– Если я не ошибаюсь, это было стихотворение Владимира Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо». Сначала мне его читала мама, а потом я взялся за эту книжку сам. Мне тогда было лет пять. Она послужила толчком, и после нее я осилил все сказки Александра Волкова, которые мне так понравились, что я их неоднократно перечитывал.

В школьные годы все мое поколение увлекалось романами Александра Дюма, особенно «Тремя мушкетерами». Достать эти книги тогда было невозможно. В библиотеках на них велась запись, а счастливыми обладателями этих томов в домашних библиотеках были единицы. У меня был друг, у которого дома стояло полное подписное издание Дюма. Но его отец – суровый военный, книголюб, разрешал мне читать их книги только в их доме, без выноса. Я приходил к ним домой, мне давали кресло и книгу. Жизнь этой семьи текла дальше своим чередом, а я полностью погружался в романы Дюма.

Кроме того, в школе много читали: и по программе и свыше нее (правда, я должен покаяться, что последние страниц тридцать эпопеи «Война и мир» я так и не дочитал). Помимо того, что задавали в школе, я еще успевал читать книги о войне, про шпионов (тогда это было очень модно), приключенческую и историческую литературу. В старших классах увлекся поэзией. Читал Мандельштама, сборники которого тоже трудно было достать, Цветаеву, немного Пастернака, символистов – Андрея Белого, Игоря Северянина.

– Вы – генеральный директор огромной научной библиотеки. А есть ли у Вас домашняя библиотека? Что в нее входит, и чем стараетесь пополнять ее сейчас?

– Теперь уже пополнять очень сложно – ставить некуда. И в моей семье, и в семье моей супруги книги всегда были в почете, поэтому у нас сейчас собралась достаточно обширная библиотека: в нее входят классика, книги, которые в свое время распространялись по подписке, то, что можно было в 1970–1980-е годы купить, сдав макулатуру или отстояв в больших очередях.

Я оканчивал школу в Житомире на Украине, поэтому, обучаясь в Казани в авиационном институте, я часто приезжал туда на каникулы. По воскресеньям из Молдавии в Житомир приезжала машина с книгами, изданными на очень плохой бумаге, но это были книги самых популярных тогда авторов, среди них Фицджеральд, Апдайк, Ирвинг Стоун. Чтобы купить эти книги, нужно было пораньше встать в воскресенье, отстоять в очереди пару часов, штурмом взять эту машину.

У меня дома также собрано много научно-технических книг, которые я не могу выбросить, рука не поднимается, но в то же время я понимаю, что уже никогда к ним не вернусь. Видимо, это подтолкнуло меня к идее, которую я сейчас реализовываю. Я предлагаю сдавать такие домашние книжные коллекции в фонд библиотеки, где они будут выделены в отдельное собрание. Как в музеях сейчас существуют полки личных коллекций, так и в библиотеке появятся отдельные фонды из личных коллекций, на которых будет ставиться экслибрис обладателя, но которые читатели смогут использовать для чтения и работы, как и любые другие книги из фонда библиотеки.

– Как Вы думаете, в современном мультимедийном мире смогут ли Интернет и электронные книги полностью вытеснить книгу бумажную? Для директора библиотеки это, наверное, особенно животрепещущий вопрос?

– Это вопрос, который сегодня обсуждается всеми и который не имеет однозначного ответа. Если рассуждать логически, то мы живем в век эволюции носителей: были рукописи, потом появились печатные книги, микроформы… Сегодня процесс создания книги происходит на компьютере. То есть книга становится электронной еще до того, как появляется ее печатный вариант. А потому и возникает вопрос: нужен ли вообще печатный формат?

Я думаю, что какую-то часть печатных книг электронные все же вытеснят, порождая при этом массу проблем с пиратским скачиванием текстов. Это касается массовой художественной литературы. Говоря о научных изданиях, особенно о работах по фундаментальным наукам, уверен, что ученые-классики, в хорошем смысле этого слова ортодоксы, читали и будут читать печатную книгу. Не могу себе представить электронный сборник стихотворных текстов, мне кажется, что поэзия в этот формат не впишется. Тем более литература по искусству.

– А книги для детей?

– Вопрос с детской литературой открыт. С одной стороны, работа с электронными носителями – хороший способ приучения детей к чтению. Ребенок с большей радостью будет читать с ридера, чем с листа бумаги. С другой – далеко не весь сегмент детской литературы переводится в электронный формат. Поэтому я думаю, что электронная и бумажная книги будут сосуществовать, но никто из современных экспертов не может оценить процент этого сосуществования. И все же издательский мир ждет жесткая трансформация.

– Что же нужно сделать современным родителям, чтобы подружить ребенка с книгой?

– Так сложилось, что современные дети успевают подружиться с компьютером и смартфоном до того, как обращаются к книге. Поэтому родителям будет непросто. Имея определенный достаток, они сами подталкивают детей к электронным носителям. Те же, кто помнит свое детство, кто понимает значение печатной книги в жизни ребенка, будут стараться совмещать книгу и Интернет в досуге подрастающего поколения.