– Сыры – это небольшая промзона, образованная Верхней и Нижней Сыромятническими улицами и одноименными переулками, находящимися в самом центре Москвы. На его территории расположен неработающий уже завод «Манометр» и всего два жилых дома, в одном из которых, постройки 1924 года, я и поселился, выйдя в возрасте шестидесяти лет из тюрьмы. Сыры, накануне экономического кризиса 2008 года, были местом глухим, где ночами постоянно слышались отголоски драк и разборок, и мистика, казалось, поджидала забредших сюда москвичей за каждым углом. Жильцы в нашем доме были необычными – в соседнем подъезде жил постаревший музыкант Гера Моралис – лидер группы «Джа Дивижен», на концертах которой над сценой всегда висел нарисованный лист марихуаны…

Я прожил в Сырах больше пяти лет и навсегда остался поклонником таких увядающих городов, как бы противопоставляющих себя городам-постаментам. Обо всем том, что мне удалось увидеть в те годы, я и написал чуть более полутора десятков рассказов, объединенных по географическому положению места действия. А еще общим для всех них является подзаголовок к сборнику «Роман в промзоне».

Сегодня Сыры – уже не тот район, о котором я пишу. Его жители поняли, что их дома расположены в Центральном округе столицы, стали выгодно сдавать свои квартиры или даже продавать их, и таким образом пошел процесс «джентрификации», то есть облагораживания промзоны. Одновременно с этим сменился и состав проживающих в Сырах: малообеспеченное столичное население съехало на окраины города и за его пределы, а в центр заселились очередные нувориши.

– В 2011 году во Франции известный автор Эммануэль Каррер выпустил книгу «Лимонов», представляющую собой Вашу биографию. На сегодняшний день эта книга уже получила две крупнейшие литературные премии во Франции. Как Вы к этому относитесь?

– Испытываю злорадное удовольствие, потому что французы, которые всегда называли меня неполиткорректным, вдруг запоем стали читать книгу обо мне, которая написана как авантюрный роман. С момента ее выхода прошло около полугода, а книга не покидает списки бестселлеров и вызвала целую волну интересных критических статей. Хотя было в публикации этой книги кое-что и не совсем приятное. Я почувствовал себя давно умершим писателем, которого спустя, например, лет двадцать после смерти, читатели открыли для себя вновь.

– Чем Вы объясняете свою популярность?

– Как писатель я не сильно популярен, та же Александра Маринина намного знаменитее меня, но я известен как политик, хотя, честно скажу, ничего приятного в том, чтобы быть лидером оппозиционной режиму партии, нет. Но это добавляет популярности. Что же касается писательской деятельности, то мне кажется, что я интересен читателям своей современностью, я был военным корреспондентом, на долю которого выпало много политических и военных конфликтов, сидел в тюрьме. Людям интересен опыт других, особенно если он реален и необычен одновременно.