– Вас часто называют надеждой черного фэнтези. Вы с этим согласны?

– Я пишу то, что сам хочу прочесть. Фэнтези часто бывает слишком глянцевым, а я пытаюсь писать то, что составляет основу жизни.

– Тогда почему фэнтези? У Вас богатая биография, и Вы могли бы писать и реальные истории.

– Я еще ребенком читал много фэнтези. У меня постоянно рождались сюжеты в голове. Да, можно быть реалистом, но тогда не остается свободы фантазии. В реальности все ждут пессимизма, а я хочу удивлять. Я всегда хотел совмещать реальность с тем, чего не может быть.

– Вы начали писать в довольно зрелом возрасте. Почему?

– Первую книгу я создал в двадцать лет. В том, что я написал, тогда было много юмора и иронии. Но в 25 я решил вернуться к фантастике, поскольку мои идеи в реальность не вмещались.

– Сейчас вы делаете новый сериал для детей. С чем это связано?

– Мне всегда приходило в голову, что пройдет много лет, и дети начнут читать мои книги. Но хотелось бы, чтобы они начали воспринимать их гораздо раньше. А то, что уже написано, – слишком сложно для детей. Да и себя хотелось отвлечь. Я надеюсь, что в моих детских книгах сохранится привлекательность и для взрослых читателей. А параллельно я раскину книжные сети для разных возрастов. С одной стороны, моя новая книга будет об ином мире, с другой – я постоянно интересуюсь людьми и придумываю новые установки, которые станут полезными для существующего мира. Надеюсь, что это поможет и нынешним читателям, и будущим.

– Кого Вы считаете своим учителем?

– Толкиен, пожалуй, самая крупная фигура для меня. Кроме того, каждый год я перечитываю Джорджа Мартина. В девяностые годы я был впечатлен свежестью его текстов. Именно этого мне не хватало, и я надеюсь, что привнесу что-то новое для следующих поколений.

– Что вы увезете из Москвы?

– Если будет возможность и влезет в чемодан: побольше водки и икры. Что касается русских женщин, то постараюсь избежать искушения, у меня ревнивая жена.