Если вы думаете, что успехом у подростков пользуются только зарубежные саги о вампирах, крупно ошибаетесь. На просторах бывшего СНГ огромную популярность завоевала писательница Наталья Щерба. С автором циклов «Часодеи» и «Лунастры» (у нее на днях выходит новая книга) мы поговорили о славянском фэнтези и узнали главные секреты создания бестселлера.

– Прежде, чем стать писателем, у вас была уже успешная карьера дизайнера. Не страшно было уйти в открытое писательское море?

– Я всегда хотела стать писателем. Но в моем детстве я думала, что в эту профессию могут попасть только избранные – небожители. (Смеется.) Поэтому всерьез я об этом не думала, хотя еще в школе начала что-то сочинять для себя. Но меня в этом особо никто не поддерживал – родители, конечно, говорили, что нужно заниматься чем-то более материальным. После школы я стала дизайнером, так как помимо писательства еще увлекалась рисунками. В этом деле, кстати, я быстро добилась успеха – я создавала украшения для шуб, цирковые и театральные костюмы, вечерние платья…

– Я слышал, кстати, что читатели любят создавать рисунки по мотивам ваших книг.

– Да, это правда. Знаете, я поняла, что стала настоящей писательницей, когда одна девочка подарила мне собственный рисунок, на который ее вдохновила моя книга. Интересно, что увлечение рисунками перешло у нее в целое дело — сейчас она занимается созданием комиксов. А так, мне очень часто дарят что-то подобное – у меня в коллекции собралось уже пять тысяч рисунков от читателей. Я это очень ценю. Всегда интересно понять, как люди видят созданных тобой персонажей со стороны.

– И все же, когда вы оставили карьеру дизайнера, у вас в голове уже был готовые сюжеты для будущих книг?

– У меня была задумка, которая позже выросла в цикл «Часодеи». Я всегда серьезно относилась ко времени. Мне даже хотелось изобрести машину времени. (Смеется.) Так что на задворках сознания у меня бродила мысль написать что-то на эту тему. И однажды я занималась своей работой, и вдруг увидела какой-то видеоклип по телевизору – там были средневековые декорации, рыцари в доспехах. В этот момент я и поняла, что хочу писать фантастические истории. Любое занятие начало меня возвращать к этой затее. Скажем, я вышивала бисером, а сама думала про какой-нибудь сюжет, и вся с головой уходила в придуманный мир. Помимо темы времени, я сразу поняла, что хочу написать славянское фэнтези – что у героини обязательно должны быть синие глаза и что звать ее должны Василиса Огнева.

– К слову о женских персонажах – они у вас получаются очень сильными. Они не особо ждут помощи от принца на белом коне. Это очень удачно вписывается в современные тренды, как мне кажется.

– Мне хотелось написать книгу о девочке, которая приобретает сильный характер, проходя через разные жизненные трудности. И все же главный мой посыл в том, что нужно вырасти не только сильным человеком, но еще и добрым. А это куда сложнее. Но у меня и мужские персонажи тоже интересные. Например, тот же Фэш. Хотя я его сознательно ввела в сюжет со второй книги, так как такие герои, как он – мрачные, обаятельные и с темным прошлым – всегда «перетягивают одеяло» на себя и немного заслоняют главную героиню.

– С кого вы рисуете своих персонажей?

– Я всегда думала, что писатели создают их «с нуля», однако потом оказалось, что это не так. Многие черты авторы списывают с родственников и друзей. Но я сразу поставила себе за правило, что мои герои должны как-то вырасти сами – под влиянием обстоятельств и событий книги. Вообще, когда пишешь книгу, обычно наступает такой момент, когда история вместе с персонажами как-то «пишут» сами себя. Главное, выбрать общее направление для текста, и не отпускать все уж совсем на самотек.

– То есть вы понимаете страдания Пушкина, который жаловался своему другу на Татьяну – мол, что она сделала, посмотри, она вышла замуж!

– Да, да, абсолютно. (Смеется.)

– Скажите, а почему вы пишите именно о подростках, а не о взрослых?

– Подростковый возраст – самый яркий в жизни человека. И потом, я пришла к выводу, что книги действительно формируют личность – а в юности мы наиболее восприимчивы к разным влияниям извне, в том числе, к влиянию книг. И мне очень нравится то, что подросток склонен совершать неожиданные поступки, вне рамок и правил.

– А какие книги сформировали вас?

– Таких книг много, но в первую очередь мне вспоминаются сказки Павла Божева. Он умел создавать удивительное ощущение волшебства в своих произведениях. Еще я в разные жизненные периоды перечитываю «Таису Афинскую» Ивана Ефремова. А любимая сказочница – конечно, Астрид Линдгрен. Она научила меня тому, что с ребенком надо разговаривать, как со взрослым.

– Что должно быть в книге, чтобы она стала успешной? С учетом популярности ваших романов, вы наверняка это знаете.

– Я, конечно, знаю, но не скажу. (Смеется.) Ладно, на самом деле, все до банального просто: книга должна отвечать на вопросы, которые тебя самого очень волнуют. Например, в «Часодеях», я задавалась вопросом, что такое время. И эта тема держала сюжет – это было мое исследование. И, само собой, надо писать искренне. Подростки за секунду распознают фальшь.

Щерба Наталья. Лунастры. Танец белых карликов. – М.: Росмэн, 2019. – 416 с.

Щерба Наталья. Лунастры. Танец белых карликов. – М.: Росмэн, 2019. – 416 с.

Электронная версия материала, опубликованного в №7-8 журнала «Читаем вместе» за июль-август 2019 года 

Автор: Сергей Вересков

Фото: u.livelib.ru