Наталья, какой след в Вашей жизни оставила работа на Центральном телевидении?

– Телевидение было для меня школой серьезной журналистики. Я часто вспоминаю гостей своих передач – писателей Льва Кассиля, Виктора Драгунского, Сергея Михалкова, композитора Дмитрия Кабалевского, режиссера Наталью Сац. В книге есть очерк о нашем главном редакторе Павле Алексеевиче Сатюкове, о котором почти забыли сегодня. Сатюков долгое время был главным редактором газеты «Правда». Ходили легенды, что он мог под утро войти в кабинет никогда не дремлющего Сталина и сообщить ему: «Иосиф Виссарионович! Наша “Правда” готова!»… Жаль, что в годы перестройки были стерты записи многих бесценных программ того времени.

Что привело Вас в 1970–1980-е годы в США?

– Привели семейные обстоятельства. Жизнь складывалась трудно и интересно. Сначала я вспомнила свое биологическое образование и больше года работала в Чикаго в крупнейшем в мире институте, изучающем головной мозг человека. В Нью-Йорке я вернулась к журналистике, к обожаемому «наркотику» моей жизни.

Ваша книга «Москва Нью-Йорк: нечужие жизни» посвящена яркому периоду «интервенции» российского искусства в США, пришедшейся на последнее десятилетие прошлого века. Что это был за период?

Это действительно была «интервенция», и об этом я пишу на страницах моей книги. С перестройкой для многих деятелей русского искусства стал доступен перелет через Атлантический океан. В Нью-Йорке оказались самые мобильные, самые творческие люди – художники, писатели, артисты, композиторы. Они встретились с теми, кого до них приняла Америка и кого лишили гражданства у себя на родине, – с такими гениями, как Мстислав Ростропович и Иосиф Бродский, Эрнст Неизвестный и Михаил Барышников…

Жизнь в Нью-Йорке била ключом. В эти годы в городе открывались выставки Михаила Шемякина, вождей соц-арта Александра Меламида и Виталия Комара, Ильи Кабакова, Владимира Янкилевского, Гриши Брускина и многих-многих талантливых художников, питерских «Митьков», например.

В Нью-Йорк прибыли Ленком с «Юноной и Авось», Роман Виктюк с «Федрой», Роберт Стуруа с «Королем Лиром». Московский асфальт привез в Нью-Йорк для своих инсталляций поэт Андрей Вознесенский. В Карнеги-холле пела Алла Пугачева. «Звуки Му» знакомили американцев с русским роком.    Больше года с писателем Сергеем Довлатовым и журналистом Евгением Рубиным мы рассказывали на радио обо всех самых интересных событиях, происходящих в городе, – совершали вместе со слушателями путешествия в музеи, картинные галереи, театры, посещали поэтические вечера, концертные залы, ночные клубы, таверны…

Герои моей книги не только наши соотечественники – это и Соломон Гуггенхайм, и вдохновительница создания музея современного искусства баронесса Хилла Ребей, и архитектор Фрэнк Ллойд Райт и знаменитый галерейщик Лео Кастелли, с которым мне посчастливилось общаться лично.

В книге огромное количество иллюстративного материала. Как он собирался?

– В расположении многочисленных цветных и черно-белых иллюстраций очень помог мой телевизионный опыт, так называемая «раскадровка», а также творческая обработка моими помощниками материала, собранного еще в Нью-Йорке и подготовленного заново.

С кем Вам было интереснее всего работать?

– Интересно было встречаться и работать со всеми. Собственно имена этих «всех» уже названы в предыдущих ответах. С чувством большой нежности и глубокой печали от того, что их уже нет с нами, я написала об очень близких мне людях – артисте Михаиле Козакове, знаменитом «пятнадцатилетнем капитане» Всеволоде Ларионове, переводчике Викторе Суходреве и его жене Инге Окуневской. Я написала также о своем детстве, о Анне Ахматовой и её письме маме и мне …

В главе «25 лет спустя» Вы вновь обращаетесь с вопросами о жизни и творчестве к тем, о ком писали в Нью-Йорке в 1980–1990-е годы. Как изменились взгляды этих людей?

– Люди не меняются. Талант не покидает талантливых. Конформизм тех, кто его выбирает, не остается незамеченным. Кроме Нью-Йорка и Москвы в книге появился Париж – клуб «Симпозион» с поэтом и художником Алексеем Хвостенко, художник Оскар Рабин, коллекционер и галерейщица Пакита Эскофе Миро – подруга Виктора Цоя, композитора Сергея Курехина и Африки (псевдоним художника Сергея Бугаева, который в годы перестройки притащил в Нью-Йорк дверь от знаменитой скульптуры Мухиной «Рабочий и колхозница»).

– Как Вы считаете, выход подобной книги поможет российскому читателю взглянуть на взаимоотношения двух великих держав – России и США – под правильным углом? Ведь это особенно важно сегодня – в период изменения политической ситуации между странами.

– Жизнь человека, да и всей планеты нашей, достаточно коротка. Слишком расточительно тратить ее на раздоры, разжигание противоречий, на войны и убийства. Гораздо достойнее находить пути для сближения и лучшего узнавания друг друга. Этому больше всего помогает культура. Я старалась, чтобы моя книга стала подтверждением этой особенно актуальной в наши дни мысли.