– С момента написания книги прошло пять лет. За это время были опубликованы новые документы и свидетельства очевидцев и соратников Ельцина. Если бы Вы писали сейчас, книга была бы другой?

– Нет. Потому что принципиальных изменений нет. В России появилась новая государственная система, она более стабильна, чем при Ельцине. Но как историческая фигура он для меня остался таким же значимым. Конечно, что-то хотелось бы дописать. Много новых документов поступило в Музей Ельцина в Екатеринбурге. Очень жаль, что уже нельзя расспросить некоторых участников тех событий, с которыми я неоднократно встречался. Ушел Виктор Черномырдин, большая потеря – смерть Егора Гайдара. Я восхищаюсь Ельциным, но и критикую его. Он, несомненно, более сильная фигура, чем Горбачев, поскольку допускал ошибки, но не стеснялся признаваться в них и просить прощения. Достаточно вспомнить хотя бы его прощальное выступление на посту Президента страны.

– Некоторые критики Вашей книги о Ельцине говорят, что Вы показали его слишком однобоко, что чрезмерно восхищаетесь им и не замечаете промахи и ошибки. Вы согласны с таким утверждением?

– Это опасность любой биографии как формы повествования. Ведь это все-таки книга об одном человеке. На самом деле я его сильно критикую в частностях, но защищаю в целом. Все это только часть общей картины. Да и Ельцин как Президент не решал лично все проблемы и вопросы. К тому же было много других причин произошедшего, к которым Ельцин вообще не имел отношения и не мог повлиять на ситуацию. Еще раз повторюсь: это книга о сильном человеке. И этого достаточно.

– Вы часто читаете лекции по политологии. В том числе и в нашей стране. Аудитория за эти годы стала другой?

– Аудитория всегда отражает общество. В России сейчас мало иллюзий в отношении будущего и больше ностальгии о советском прошлом, о системе управления. Молодое поколение за счет появления Интернета имеет больше информации, но, тем не менее, меньше интересуется политикой. Это признак развитого нормального общества, в котором молодое поколение всегда мало интересуется политикой. У вас пока не очень большое политическое поле, но оно уже стало меняться. И это очень заметно.

– Недавние события с народным сходом в московском Бирюлево показали, насколько общество напряжено, насколько сложна миграционная ситуация. Это мировая проблема, общая тенденция? Особенность России или интегрированной Европы?

– Несомненно, общая проблема. Сегодня не возникает вопрос – будет ли продолжаться миграция. Конечно, будет. Главное, как управлять этим процессом. Россия – ядро бывшей империи, а потому она притягивает бывших граждан страны, которые ищут здесь, в центре, работу. Конечно, дешевые рабочие руки нужны, без них не обойтись, но зачастую эти люди живут в ужасных условиях, параллельно усиливая напряжение в обществе. Стоит учитывать и то, что национализм непредсказуем. И мирное разрешение проблемы пока еще слабо обеспечено. На мой взгляд, должен существовать визовый режим при въезде в страну и право государства в выборе настоящих высококвалифицированных специалистов. Причем это обоюдно хорошо: и для них самих, и для принимающей стороны. Но это пока не всегда обеспечено, хотя ваши государственные службы делают серьезные шаги в этом направлении в последнее время.

– Изменилась ли Москва за время Вашего отсутствия в стране?

– Москва – глобальный город. И таких сейчас много по всему миру. Самое большое изменение в жизни города, которое замечаешь сразу, – рост населения. Со времени СССР число жителей Москвы выросло почти в два раза. До 15 миллионов. Заметно больше стало машин, а, соответственно, растет трафик, растет пригород. Стало гораздо больше ресторанов, чего раньше крайне не хватало. Было десять ресторанов, теперь их тысячи. С выбором того, куда пойти, нет никаких проблем. С деньгами в Москве можно делать все, что угодно. А это и есть рыночная экономика.

Но если бы я был москвичом, то в первую очередь заботился бы о возвращении исторического облика города.

– Каждому гостю Москвы, будь то писатель или другой известный собеседник, я задаю один и тот же вопрос: что Вы увезете из города?

– Ничего материального. Для меня главное, всегда главное – беседы с людьми. А в России очень много интересных и талантливых людей.

 

Справка «ЧВ»:

Тимоти Колтон – специалист по российской политике, профессор Гарвардского университета и руководитель факультета политических наук Гарвардского университета. Автор книг «Дилемма реформирования в Советском Союзе» (1986), «Москва: управляя социалистической столицей» (1995), «Переходные граждане: избиратели и что на них влияет в новой России» (2000) и «После коммунизма: власть в новой России» (2006).

Тимоти Колтон – глава Департамента исследований России, вице-президент Национального совета по исследованиям России и Восточной Европы, директор Дэвис-Центра исследований России и Евразии (один из старейших и крупнейших в США центров изучения России).