Олег Рой — автор уже ста книг в разных жанрах. Его основные читатели — женщины, чему он сам очень рад.

Интервью: Марина Бойкова («Читаем вместе, август-сентябрь 2020 года)

Внешне он похож на романтического героя. Идеальная внешность для сочинителя увлекательных историй! А сочинять их Олег Рой (уроженец Магнитогорска, психолог по образованию) начал 20 с лишним лет назад. Первые книги вышли в Швейцарии, где он тогда жил и работал. В 2000-м писатель вернулся на родину с багажом идей и рукописей. Олег Рой владеет практически всеми популярными жанрами, начиная с детектива и заканчивая детскими сказками. При этом уверяет, что сюжеты книг возникают у него вдруг и сразу – с монологами, диалогами, с финалом…

— Олег, все-таки, наверное, что-то способствует рождению сюжета – какое-то личное переживание, встреча, чья-то реальная история? Иначе это похоже на волшебство.

— Сейчас на этот вопрос очень легко отвечать, потому что в данный момент мы все находимся в схожих обстоятельствах: мы с вами все сидим на карантине, в самоизоляции (этот разговор произошел в дни нашего вынужденного «домоседства». – Прим.). И это, кстати, тоже огромная и многогранная тема! Например, тема одинокого человека, который остался один на один с самим собой в огромной квартире. Или тема отношений двух людей, которым всегда казалось, что они любят друг друга и жить друг без друга не могут, но вдруг условия совместной изоляции вносят совершенно другую атмосферу в их отношения, они вдруг понимают, что гармоничные отношения были возможны только при условии наличия «свободного пространства». Или же все кардинально наоборот. И только в период карантина кто-то наконец начал понимать, что рядом находится потрясающий человек, которого он раньше почему-то не ценил… Началом захватывающей истории может быть даже семейный альбом, в котором ты вдруг обнаруживаешь то, чего раньше не замечал, а теперь это открыло для тебя давнюю тайну твоей семьи, которую ты начинаешь расследовать… Вот видите, всего в трех предложениях я уже набросал примеры сюжетов, которые запросто могут воплотиться в роман. Похоже ли это на волшебство? Наверное, да. Ведь в этот момент включаются твои фантазии, мечты, надежды… Но все-таки истинное волшебство для меня – это работа над детскими книгами. Когда ты придумываешь очередную историю «Супер-Мяу», Ати-шефа», «Спейсиков», «Джингликов», вот тут твоя фантазия не ограничивается ничем, а самое волшебное – это видеть улыбки детей, читающих твои книги.

— Выбор жанра книги (а вы пишете детективы, триллеры, фантастику, мелодрамы, детские сказки) чем определяется? Состоянием вашей души, конъюнктурой рынка?
— Жанр всегда определяется моим настроением, именно в этот день и в эту секунду. Порой хочется лирики, и тогда меня толкает в объятия сентиментальной или психологической истории, в которой я вместе со своими героями пытаюсь пережить те моменты и ситуации, которые для меня в настоящий момент либо неразрешимы, либо я просто пробую прикинуть несколько вариантов их решения. Фантастика – это, напротив, яркий интерес, острые ощущения, когда хочется поэкспериментировать со сверхспособностями, поиграть в будущее… И так с каждым жанром – все зависит только от настроя, ничего другое мной не руководит.

Наверняка у какой-то из ваших книг была своя удивительная история создания или необычная судьба после выхода в свет.
Книга не рождается просто так: сел, написал, издал. У каждой моей книги есть своя история того, почему она появилась. Будь то история ангела-хранителя, который долго искал по миру девушку, душу которой ему предстоит охранять, или история человека, который через отражение в зеркале пытался вернуть свою молодость; судьба женщины, которая предвидела будущее и предсказала появление Сталина и начало войны, талантливый музыкант, который укрылся за шкафом и просидел там много лет вопреки своей воле… Старьевщица, которая в буквальном смысле приходила ко мне по ночам и просила дописать роман, дьявол, уговаривающий написать историю, в которой он бы являлся светлой частью этого мира, – все эти образы, фантазии, рассказанные кем-то истории или реально существующие люди всякий раз толкали меня в объятия нового романа.

— Вы говорите, что, написав книгу, уничтожаете черновики. Какова судьба «кладбИща» — той «папки», куда отправляется «неизданное»?
— С «кладбИщем» моим за эти несколько лет пришлось расстаться, поскольку было огромное количество новых детских проектов, поэтому все, что было не дописано из взрослой литературы, пришлось выводить из состояния забытых рукописей, дорабатывать и издавать, потому что существует такое понятие, как контракт с издательством. Что касается рукописей, то уже давно перестал их хранить. Поскольку, во-первых, слишком много занимают места, а во-вторых, однажды получилось так, что одна из рукописей была неосмотрительно мною уничтожена, но, что удивительно, у этой книги, когда она вышла, все пошло как-то на удивление позитивно. Впоследствии я уничтожил следующую рукопись, как только книга вышла. И у нее тоже все было очень хорошо, так что это уже вошло у меня в привычку и стало своеобразным ритуалом. Как только выходит книга, все рукописи, черновики, наброски и материалы по ней я просто сжигаю. Недавно я таким образом сжег два романа, так что, поверьте, рукописи горят, но взамен у меня появились две новенькие, вкусно пахнущие свежей полиграфией книги.

— Ваше любимое «творческое» время по-прежнему – ночь?

— Да, мои привычки не меняются, тем более я сейчас нахожусь в таком возрасте, когда менять свои привычки не только невозможно, но и вредно. Так что моя писательская привычка – это белый лист бумаги, карандаш и ночной диалог с самим собой. Сейчас работаю над продолжением мистического романа «Верь в меня», это будет вещь под названием «Диалоги с дьяволом», и последняя моя ночь была посвящена описанию моментов внутренней борьбы главного героя, который понимает, что под сердцем его любимой женщины уже живет дитя, которое на свет появиться не сможет, потому что его душа, здоровье и вся его сущность уже была продана дьяволу. А продал его некто, кто постепенно снимал с карточки вожделенные деньги. Но как только будет снят последний рубль, ребенок умрет. Что сделать, как поступить и найти выход из этой ситуации – вот эти вопросы мы пытались решить вместе с моим героем.

— В аннотации вашего остросюжетного любовного романа «Три цвета любви» сказано, что эти цвета – синий, оранжевый и белый. С этими цветами у вас связаны какие-то ассоциации?

— Нет, с этими цветами у меня ничего личного не связано. Они были выбраны целенаправленно потому, что именно эти три цвета, как утверждают эксперты, на сегодняшний день являются абсолютными трендами в мире моды и популярны у женщин. Цвета, которыми я бы разукрасил свою любовь, – это, скорее всего, зеленый (спокойствие, уравновешенность, стабильность), черный (когда, находясь в темноте своих мыслей, я в одиночестве могу отстраниться от всего и все равно быть рядом с ней) и белый (я всегда его любил, он всегда ассоциировался у меня с листом бумаги, на который я могу выплеснуть свои мысли и эмоции, выплеснуть себя самого, такого, как я есть на самом деле – Олега Роя).

— По-моему, вы – единственный мужчина среди авторов книг, у которых основные читатели – женщины…
— На самом деле я счастлив, что моими основными читательницами являются женщины, хотя и понимаю, что некоторые мои вещи – это совершенно не женское чтиво: «Белый квадрат», «Страх», «Сценарий собственных ошибок», «Фантомная боль» – и этот список можно еще продолжить, но я очень благодарен судьбе, что меня читают женщины. А это самая читающая часть населения планеты! Так что мне повезло, и я счастлив писать для женщин. А моим преданным читательницам хочу сказать огромное спасибо и то, что у них прекрасный вкус!

— Обычно вы одновременно работаете над несколькими проектами. Каков их список сейчас?
— Работать над несколькими вещами сразу – это мое непреложное правило, которым я руководствуюсь уже больше двадцати лет. Я всегда готов был отложить в сторону любой, даже очень любимый роман и переключался на что-то другое. Сейчас мы с моим редактором, Алексом Вурхиссом, дорабатываем сценарий проекта «Стражи» – это очень кропотливая совместная работа, за которую я очень благодарен Алексу. С другим моим соавтором, Ладой Фоминой, работаем над фантастической сагой «Соратники», которая очень сильно меня вдохновляет. Это целых 9 синопсисов, над которыми я сам в свое время проработал более пяти лет. Параллельно я продолжаю писать детские истории: «Вкусные путешествия Ати-шефа», которые, к слову сказать, можно читать у меня в соцсетях совершенно бесплатно. «Супер-Мяу» – истории про супергеройскую школу маленьких котят. Первые истории уже также доступны на моих страницах. Продолжение «Джингликов», «Дракоши Тоши», новые взрослые вещи – у меня очень внушительный список!

— Как писателю находить общий язык с читателем? И всегда ли нужно ставить такую цель?

— Я всегда ставлю себе такую цель. Я очень много общаюсь со своими читателями в совершенно разных форматах, от соцсетей до больших конференций. Я стараюсь писать на разные темы и всегда жду отклик . У меня есть небольшая команда, которая помогает мне вести мои социальные сети, мы вместе придумываем всевозможные опросы, рубрики, интересные подборки, и все это только ради одного – ради интересного общения с моими читателями. Чтобы поделиться, быть услышанным и получить отклик.

— В одном интервью вы сказали: «Я верю, что придет время именно моей литературы, которую я откладываю «на завтра». И читателям еще предстоит увидеть настоящего Олега Роя». Что скажете сегодня?
— К сожалению, в мире литературы писатели становятся по-настоящему востребованными и услышанными только после того, как покидают грешную землю. Очень хочется, конечно, чтобы авторов научились ценить и понимать при жизни, пока они здесь, пока они могут услышать, уловить, получить удовольствие от восприятия своих книг и проектов. Я думаю, что когда-нибудь читатель по достоинству оценит многие мои вещи, которые на сегодняшний день проходят незамеченными. Например, к огромному моему сожалению, абсолютно незамеченными прошли романы «Белый квадрат», «Верь в меня», остался невостребованным, вопреки моим ожиданиям, роман «Страх», фантастическая сага «Изгои», которую прекратили печатать, потому что продажи не совсем устроили издательство… Я все же думаю, что когда-нибудь эти вещи будут более востребованными и откроются с новой стороны. Потому что самое главное, что больше всего именно мне нравится в этих романах – их содержание, идея. В каждый из них я вложил тот самый важный месседж, который пытался донести до каждого, кто прочтет эти вещи.