– Дмитрий, Вы обычно в соавторстве не пишите, но в этот раз изменили своему правилу. Почему?

Д. Быков: На самом деле я с удовольствием работаю в соавторстве. В соавторстве с Максимом Чертановым и при участии Вадима Эрлихмана написан мой любимый роман «Правда», в соавторстве с Ириной Лукьяновой – книга «Про зверьков и зверюшек», вместе с тем же Чертановым мы написали пьесу «Ставка», которую я считаю лучшим своим произведением. А вообще в соавторстве писать очень удобно, потому что в случае чего всегда можно сказать, что во всем виноват соавтор. Будем откровенны: Стивен Кинг, выпуская каждое новое произведение, указывает целый список своих помощников и пишет, что за все неудачи надо ругать его, а все удачи – это заслуга его друзей. Поскольку у меня с Кингом много концептуальных разногласий, я со всей ответственностью заявляю – все дурное, что есть в этой книге, безусловно, заслуга Валерии Жаровой – критика, чей литературный дебют мы сегодня обсуждаем, а все хорошее – это моя скромная заслуга. Спасибо, что вы ее заметили. Могу также сказать, что следующий роман «Истина» мы тоже пишем вместе с Валерией Жаровой.

– Тогда вопрос Валерии, а как Вам работалось в соавторстве с Дмитрием?

В. Жарова: Хорошо. Пока он писал, я ботинки чистила.

Д.Б.: На самом деле сюжет мы придумали вместе, потом разделили по главам, кто какой эпизод пишет. Мы с Валерией даже можем объявить специальный приз для того, кто угадает, какой фрагмент кто из нас писал. Не уверен, что все смогут угадать. Я могу только сказать, что количественно больше моих текстов, а качественно – Жаровой.

– Дмитрий, на обложке книги Вы указываете, что этот роман «представляет наилучшие возможности для своеобразной инвентаризации страны, которую незазорно проводить раз в пятнадцать лет». Почему именно пятнадцать лет?

Д.Б.: Так сложилось. В 1998 году вышел мой роман «Оправдание», а в 2013 – «Сигналы». В обоих романах представлен пересмотр взглядов на действительность. Хотя отсылки в «Сигналах» к «Оправданию» случайны. Мне кажется, что новая книга намного сильнее предыдущей, как и полагается быть более зрелому произведению, но поскольку все критики встречают каждый новый мой роман словами о моей деградации, то и противоположное мнение имеет право на существование.

– Фабула романа – реальная история. Почему она вдохновила вас на создание книги?

Д.Б.: Познакомившись с этой историей, я вдруг осознал, что самолет на самом деле никуда не летал, да и вообще не существовал, ведь не может же такого быть, что обломков целого большого самолета не могли найти на точно известном небольшом кусочке суши. Тогда я задался вопросом, кому и зачем нужно было раздувать всю эту шумиху? На этом самолете якобы летели члены некой прогрессивной партии, которых вдруг понадобилось предъявить верховному руководству. Поэтому и придумали, что все они улетели, и теперь их нельзя найти. Ситуация абсолютно абсурдна, но очень характерна для нашей действительности, потому мы и взяли ее в развитие.

В.Ж.: Тем более что было объявлено, что на месте пропажи ничего не нашли. Но так ведь не бывает – чтобы долго искать, но ничего не найти, что-то же должно было остаться! Отсюда и вырос сюжет романа.

– Какова роль радиосигналов в романе, ведь именно они дали ему название?

Д.Б.: Нас волновала тема радиоэфира, заполненного сигналами, которые подлинная Россия подает откуда-то из небытия, из того пространства, где находится все настоящее: хорошие люди, настоящая экономика, настоящие власти. Ведь где-то все это есть, не может быть, чтобы в такой большой стране этого не было. Нам бы хотелось побудить читателя к тому, чтобы переоткрыть Россию заново.

– Это параллельная реальность?

Д.Б.: Скорее перпендикулярная.

– Если вашу книгу прочитает иностранец, что нового он сможет узнать из нее о России?

В.Ж.: Обычно иностранцы думают, что в России страшно, а после прочтения «Сигналов» они поймут, что у нас смешно.

– Вы можете определить жанр «Сигналов»?

Д.Б.: Это трагикомический триллер-антиутопия с элементами социально-фантастической поэзии. Каждую мою книгу упрекают за скомканный финал, который оставляет читателя в состоянии легкой неудовлетворенности. А может быть, я и работаю для неудовлетворенного читателя? Ведь удовлетворенных людей полным-полно, а хочется общаться с теми, кто задумывается сам, не ждет разъяснений от автора.

– Дмитрий, Вы когда-то сказали, что современная художественная литература не может обойтись без яркого элемента публицистики. Вы по-прежнему так считаете?

Д.Б.: Думаю, что публицистика – абсолютно необходимый современной прозе элемент, потому что его жаждет более молодое поколение. При этом чистая публицистика доходит не до всех. Чтобы быть понятной читателю, она должна быть растворена в необычном и ярком фабульном действии. Тогда у нее есть шанс достучаться до многих. Но когда публицистика надоедает, писатель вправе обходиться и без нее, и тогда у него получится книга, ориентированная на читателя старшего возраста.

– Дмитрий, какие еще Ваши книги мы сможем прочитать в ближайшее время?

Д.Б.: В июле 2014 года в серии «ЖЗЛ» выйдет мой «Маяковский», а после него в малой серии той же «ЖЗЛ» – «Некрасов» (если, конечно, в процессе работы он не разрастется в большую книгу, потому что я очень люблю этого поэта).