– Была ли в Вашей семье традиция семейного чтения, чтения вслух?

– Мне повезло в жизни, я родился в читающей семье. Одним из любимых видов времяпровождения у нас в семье было чтение. Мой отец, морской офицер, военный интеллигент, человек с широким кругом интересов, сам любил читать и с удовольствием читал мне. Как сейчас помню, первой книгой, которую отец мне прочитал, была не очень политкорректная сейчас сказка Пушкина «О попе и его работнике Балде». Время тогда было безрелигиозное, а написана она мастерски. Мне очень нравилась. Особенно потому, что папа читал артистически. И обе мои бабушки, когда я к ним приезжал, баловали меня сказками и стихами. Отсюда и пошло мое чтение запоем. Бабушка, правда, предупреждала, что могу испортить зрение, если буду читать лежа, но я этим пренебрегал (а где, как не в кровати перед сном было почитать любимую книжку), за что и поплатился позже. По зрению не взяли меня в морское училище. Понятно, что и своему сыну мы с супругой также с младых ногтей привили любовь к книгам.

– Какие книги Вы предпочитаете иметь дома сегодня?

– Без ложной скромности могу сказать: у меня достаточно приличная домашняя библиотека. Я начал собирать ее еще в юности, хотя в те времена книги были одним из самых больших дефицитов. В моей домашней библиотеке достаточно хорошо представлена русская и зарубежная классика, историческая и мемуарная литература, признаюсь, особенно люблю исторические романы и воспоминания знаменитых личностей. С годами собралась почти вся серия биографий «ЖЗЛ». Слежу и за современной литературой, а с некоторыми из писателей дружу, например, с Юрием Поляковым. Есть у меня книги Акунина, Пелевина, Дмитрия Быкова, Улицкой, Басинского. Особое место занимает подборка книг Даниила Александровича Гранина, с которым меня связывает многолетняя дружба. В молодости увлекался его книгой «Иду на грозу», а в зрелом возрасте по настроению перечитываю «Блокадную книгу» и его новый роман «Мой лейтенант», написанный, как всегда, жестко и честно.

Сейчас пополняю свой фонд детской литературы, подрастает внучка. Пока мы всей семьей читаем и рассказываем ей сказки, но время так быстро проходит …

– Как Вы считаете, в современном мультимедийном мире смогут ли Интернет и электронные книги окончательно вытеснить книгу бумажную?

– Я не отношусь к пессимистически настроенным людям, которые торопятся похоронить творение Гутенберга. Я считаю, «ридеры», или как их в просторечии называют – «читалки», полезным применением технического прогресса в культуре. Мне на юбилей подарили такую электронную книжку, и я в дороге, поскольку много приходится летать в командировки, с удовольствием читаю детективы. Но мне трудно представить чтение с ее экрана сонетов Шекспира или прозы Бунина. Все-таки серьезная художественная литература требует неспешного чтения. В дороге это невозможно.

Я думаю, печатные книги не только останутся, но и будут долго сосуществовать с новыми носителями информации. Для учебной литературы, например, электронные книги очень подходят. Легкие, небольшие, а могут содержать целые библиотеки. У школьников сколиоза меньше будет. Студентам весьма удобны. Главное, чтобы они не убили издательскую деятельность, ведь есть такие опасения.

– Что нужно сделать, чтобы «подружить» ребенка с книгой?

– В современных условиях подружить ребенка с книгой могут только родители. В этом деле личный пример самый действенный. Меня никто из родных не принуждал читать. Но я видел, что взрослые много времени проводят с книгой. И так интересно мне рассказывают о прочитанном, что самому захотелось попробовать.

К большому сожалению, мы сейчас переживаем не лучшие времена для чтения. Оно уходит из семьи. Уже меньше десяти процентов наших соотечественников читают своим отпрыскам книги. А ведь совсем недавно это были десятки процентов. Лозунг девяностых: «Хочешь жить лучше, больше работай!», кажется, сыграл с культурой злую шутку. Многие материальный достаток правдами-неправдами получили, а детей упустили.

Как это ни странно может прозвучать, но для возрождения чтения необходимо в первую очередь поднять до уровня XXI века, наравне с развитием экономики и системы образования, уровень жизни населения, чтобы у работающих родителей оставалось время и желание заниматься развитием и образованием своих детей, а не оставлять их, в вечной погоне за лишним рублем, на «теленяньку», готовящую к жизни не граждан, а «телепузиков» или Pussy Riot.

Ну и, конечно, утвердить в форме федеральной программы с государственным финансированием разработанную Российским книжным союзом совместно с Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям Национальную программу поддержки чтения, подписанную еще в ноябре 2006 года.

– Можете ли Вы поделиться с нашими читателями какой-либо интересной историей из Вашей жизни, связанной с книгой и чтением?

– Моя история, скорее, была связана и с книгой, и с театром. Как-то я чуть не стал артистом театра «Современник». Однажды осенью 1999 года в дружеской компании мы беседовали с Галиной Волчек (очень ее уважаю и ценю) о новых ее постановках. Интересно, что она в тот момент во мне увидела? Но… вдруг слышу предложение сыграть у нее Вершинина в «Трех сестрах»! Это было так неожиданно. Я сказал, что подумаю, но не рискнул, а то, глядишь, артистом бы стал. Хотя политика – это тоже театр.