7 марта отмечается Международный день книги. Детский писатель и иллюстратор Роб Биддальф – официальный художник праздника. Он рассказал «Читаем вместе», какие книжки читают дети английской элиты и что на книжной полке у ребят из семей попроще. Посоветовал, чем отвлечь ребенка от гаджета и как добиться, чтобы твои книги читали во всем мире.

– Поздравляю вас с тем, что вы стали официальным художником Международного дня книги. Сколько работы на вас свалилось в связи с этим?

– Я разработал дизайн для сайта праздника, придумал персонажей, рекламные материалы и сувениры. Пока что это все, но я официальный иллюстратор сразу двух сезонов – в 2019-м и 2020-м, и в следующем году работы прибавится: я буду не только разрабатывать дизайн, но еще и ездить по школам и общаться с детьми.

– Почему этот праздник называется Международным днем книги? Судя по сайту мероприятия, оно проходит в Великобритании, в том числе в Уэльсе, а также в Ирландии. Но это ведь далеко не весь мир…

– Разве? Я был уверен, что это мероприятие проходит во всем мире и каждая страна имеет собственный оргкомитет.

– В России ничего подобного пока не происходит, поэтому расскажите, пожалуйста, что же это за праздник, в чем его прелесть?

– Это благотворительная акция, цель которой – помочь детям полюбить книги, показать, что чтение – это удовольствие. Научно доказано, что дети, которые много читают, большего добиваются в жизни, и мы пытаемся их «завербовать», пока они маленькие. К праздничному дню одноименный благотворительный фонд выпускает пять-шесть очень дешевых книг, буквально по одному фунту за штуку. Каждый ребенок бесплатно получает ваучер, который он может в ходе праздника в собственной школе обменять на любую из этих книг. В этот день в школах, библиотеках, книжных магазинах проходит множество мероприятий, связанных с детскими книгами. Особенно дети любят масштабные карнавалы, на которые надо приходить в костюме своего любимого книжного персонажа. Они обожают наряжаться в Винни-Пуха, Гарри Поттера, пингвинов.

– У вас три дочери, в кого они наряжаются?

– К сожалению, моих персонажей они не косплеят. Наряжались в принцесс и хоббитов, Паддингтона и Уолли (из виммельбуха «Найди Уолли»).

– Это ведь дочери подтолкнули вас к тому, чтобы сменить профессию журнального дизайнера на карьеру детского писателя?

– Все началось, когда нашей средней дочери Китти было два-три года, я в тот момент работал арт-директором журнала Observer. Мы покупали множество детских книг и читали ей перед сном. И я подумал: «Какие они милые и чудесные! Я, пожалуй, тоже могу такую нарисовать». Идею первой истории подсказала дочка. У нее был воображаемый друг по имени Кевин, и она мне очень подробно описала, как он выглядит и ведет себя. Я нарисовал, и она сказала: «Да, похож!» Множество идей приходит от детей. Огромная помощь!

Сколько сейчас вашей младшей?

– Девять лет.

– У кого же теперь подворовывать идеи?

– Я начал рисовать детские книги десять лет назад и успел запастись идеями, пока дочки были маленькими. Девочки помогли мне найти свой уникальный голос, благодаря им я научился разговаривать с другими малышами. Важно самому быть отцом, чтобы писать для детей.

– В одном из интервью вы упомянули, что выступали в школе и попросили поднять руку тех детей, у кого дома есть книги. И обнаружили, что в классе немало ребят, у которых дома книг нет вообще. Не могу в это поверить! Насколько такая ситуация распространена в Великобритании?

– Я выступаю в разных школах по всей стране, и в очень дорогих частных заведениях для детей высшего общества тоже…

– Там, наверное, у всех детей есть книги?

– Да, целые библиотеки. Также я с огромным удовольствием хожу в школы в социально депрессивных районах, потому что дети там мне особенно рады – буквально обнимают за ногу и не дают уйти. У многих из них на самом деле дома нечего почитать, и они с живым интересом разглядывают те книги, что я приношу с собой. Это очень печально. Конечно, с одной стороны, дело в том, что их семьи стеснены в средствах, но есть и вторая причина: их родители не видят в книгах ценности, не считают полезной покупкой. Но дети нуждаются в историях.

– Как вы думаете, до какого возраста детям надо читать на ночь?

– Чтение перед сном невероятно важно, это особое время: только ты и твой ребенок. Я читал каждой из трех своих дочерей. Моей средней сейчас тринадцать, и я продолжаю читать ей перед сном. Старшей дочери двадцать один год, она учится в университете, ей я читал до пятнадцати. В последние годы мы читали вместе классику – например «Убить пересмешника». Ребенок растет, и книги растут вместе с ним.

– Ощущаете ли вы противостояние гаджетов и книг?

– Дети будут неотрывно смотреть на экраны, если им это позволить. Моей младшей дочери девять, и у нее нет ни личного телефона, ни планшета. В нашей семье в восемь вечера все гаджеты убираются в тумбочку и лежат там до утра – никто, в том числе и взрослые, их не трогает.

– Расскажите, пожалуйста, историю книги «Пес не тот»…

– Ее идея появилась у меня, когда младшая дочь Пенелопа, пойдя в школу, обнаружила, что у четверых ее друзей одинаковые коробки для завтраков, а ее коробочка отличалась. «Я хочу такую же, как у всех!» – заявила она. «Нет, тебе не нужно становиться как все, – стал убеждать ее я, – гораздо лучше быть особенной». И тогда я придумал таксу, которая ни на кого не похожа в мире, где все выглядят и ведут себя одинаково.

– В какой технике выполнены ваши иллюстрации?

– Я рисую скетчи на бумаге, но когда дело доходит до настоящей работы, в дело вступают мощный компьютер с огромным монитором и графический планшет. Это практичнее: когда издатель просит поменять цвет одежды персонажа, достаточно пару раз щелкнуть мышью, чтобы «переодеть» его, а не перерисовывать всю картинку.

– Стремитесь ли вы сделать свои книги универсальными, понятными детям в любом уголке мира?

– Иллюстрации сами по себе– универсальный язык. Сегодня мои книги переведены на пятнадцать языков и популярны среди детей Англии, Германии, Испании. Их полюбили в Китае. Причем, что неожиданно, бестселлером там стала книга «Пес не тот».

– У вас около пяти лет ушло на то, чтобы пробиться в издательство. Как в конце концов это удалось?

– У меня было около двадцати отказов. Первым я написал «Кевина». Он всем нравился, но никто не брался его печатать. Каждый издатель давал свои советы, как изменить книгу, чтобы она в конце концов подошла. Так я создал четыре разных варианта «Кевина». Порой переговоры продолжались два года, я постоянно вносил изменения по просьбе издателя, а он в итоге так и не брал книгу! В конце концов мой агент сказал: «Нарисуй портфолио самых разных персонажей. Компанию животных, группу детей, пару страниц фантастических существ, страницу пиратов, стайку пингвинов». И это сработало! Один из издателей влюбился в моего пингвина и сказал: «Придумай сказку про него!» У меня как раз уже была нарисована одна история, но главным героем в ней был ребенок. Я быстренько заменил малыша на пингвина, и книгу приняли. Она вышла, когда мне исполнился сорок один год, это было пять лет назад. Как только первая книга опубликована, все становится намного проще – следующую издательство приняло без долгих обсуждений. Мой главный совет всем, кто хочет заниматься писательством: будьте готовы спокойно принимать отказы. Пару раз бывало такое, что мне уже предлагали договор, я соглашался, мы даже устраивали по этому поводу вечеринку с шампанским, но в последний момент предложение отзывали. Главное – не сдаваться!

Биддальф Роб. Пес не тот / пер. с англ. Е. Юнгер и М. Юнгер. – СПб.: Поляндрия Принт, 2017. – 32 с

Биддальф Роб. Пес не тот / пер. с англ. Е. Юнгер и М. Юнгер. – СПб.: Поляндрия Принт, 2017. – 32 с

 

Биддальф Роб. Бумажный змей / пер. с англ. Е. Юнгер и М. Юнгер. – СПб.: Поляндрия Принт, 2017. – 28 с.

Биддальф Роб. Бумажный змей / пер. с англ. Е. Юнгер и М. Юнгер. – СПб.: Поляндрия Принт, 2017. – 28 с.

 

Автор текста: Анна Бабяшкина, главный редактор «Читаем вместе»

Фото: архив PR-службы

Электронная версия материала, опубликованного в № 3 журнала «Читаем вместе» за март 2019 года