— Почему, готовя этот проект, Вы решили проехать именно по пути Ильфа и Петрова, а не разрабатывать свой маршрут?

— Идея повторить путешествие Ильфа и Петрова впервые пришла мне в голову двадцать пять лет назад, когда я прочитал их книгу. Тогда меня поразило то, насколько тонко и точно они, не знавшие ни языка, ни быта страны, смогли ее почувствовать. Я считаю, что это одна из лучших книг об Америке, написанных иностранцами. Еще тогда мне захотелось повторить маршрут писателей и снять фильм: используя хроникальный материал 1935-1936 годов, продемонстрировать Америку сегодняшнюю. Показать, какой была эта страна в период выхода из тяжелой депрессии и какая она теперь. Показать страну изнутри — этот удивительный ход предложили Ильф и Петров — мы же его подхватили.

Сейчас мы хотим сделать еще один подобный сериал, на этот раз о Франции. Проблема заключается в том, что мы не знаем, за что зацепиться, как выстроить маршрут и сюжет. Не имея таких первопроходцев, как Ильф и Петров, я никак не могу придумать необходимые повороты сюжета.

— В книге Ильфа и Петрова 47 глав. Кто из них какую написал, литературоведы спорят до сих пор, известно лишь, что семь глав они написали вместе и по двадцать отдельно друг от друга. Как строилось Ваше соавторство?

— Мы не Ильф и Петров. Наша книга четко поделена между авторами. Свою часть я писал в Москве, а Брайан свою — в Монтане. Кстати, интересно прочитать обе части и сравнить их, потому что мы пишем об одном и том же, но впечатления у нас разные. Иван Ургант был нашим фотографом.

— В чем, с Вашей точки зрения, самое большое отличие той и современной Америки?

— Я родился во Франции, вырос в Америке, поэтому могу сравнивать свои детские воспоминания о ней и современность. Во-первых, раньше в Америке практически не было толстых людей. В моей школе был всего лишь один толстый мальчик, и все над ним издевались. Сегодня полнота американцев возведена, фактически, в ранг общенациональной проблемы. Во-вторых, эмиграция была тогда более однородной — белой, европейской. А эмигрантов из Азии и Латинской Америки, которые значительно труднее встраиваются в другую культуру, было мало. Сейчас в Америке все наоборот. На мой взгляд, американская нация, которую раньше часто сравнивали с плавильным котлом, где перемешались разные национальности, теперь скорее напоминает салатницу: все смешано, но все кусочки отдельно. В-третьих, я бы сказал, что Америка «поправела». Раньше она была более либеральной, демократической. Если в моем детстве в школе в обязательном порядке преподавали Конституцию и Биль о правах, то сегодня таких школьной предметов нет. Основа, фундамент Америки все меньше места занимает в фундаменте американской нации. И вместе с тем за этот период Америка стала необыкновенно мощной страной, мировым лидером.

— Сейчас в Америке экономический кризис, как Вы думаете, такой кризис России грозит?

— Еще раз повторю, Америка — мощная экономическая держава. Доллар всегда был самой устойчивой валютой. Поэтому, когда какие-либо потрясения происходят в этой стране, они сказываются на каждом ее гражданине без исключения. Не знаю, можно ли назвать то, что происходит сейчас в Америке кризисом, но некая рецессия действительно существует, и дай Бог, чтобы она не переросла в депрессию. Конечно, это скажется и на России, потому что мы — часть мирового экономического сообщества и закрыться от его проблем мы не сможем.

— Прошло семьдесят лет между двумя поездками по Америке. Какова разница в отношении простых американцев к простым россиянам, путешествующим по их стране, тогда и сейчас?

— Ильф и Петров писали, что американцы относились к ним очень дружелюбно, что характерно для этой нации. Ильф и Петров говорили, что с американским гостеприимством не может сравниться ни одно другое: ни русское, ни сибирское, ни грузинское. С нами общались точно так же. Но есть одно «но»: нас воспринимали не как представителей России, а как людей, которые делают свою работу. На наши вопросы американцы отвечали очень открыто, не боясь, что их кто-то услышит и осудит. Но и Ильф и Петров, и мы отметили, что их абсолютно не интересовала Россия: нас о нашей стране никто не расспрашивал. Это отсутствие интереса к другому миру вообще характерно для американцев. Хотя надо иметь в виду, что Америка отделена двумя океанами, живет обособленно, поэтому американцы мало думают о внешнем мире, но это не значит, что они враждебно к нему настроены.