– Мы часто сетуем на то, что подростки не читают, но мы практически никогда не интересуемся их выбором и его осознанностью. Это, по меньшей мере, неуважительно по отношению к ним, ведь подростковый возраст – период, когда люди учатся формировать собственное мнение. Из всего этого и родилась мысль о том, что правильно говорить о подростковых книгах можно только устами подростка или вместе с ними. И тогда мы стали думать, где и как нам найти ребят, которые хотели бы и могли бы рассказывать другим про книги. Найти их оказалось крайне сложно, потому что редкие дети готовы писать без дополнительных стимулов. Наш конкурс и стал такой мотивацией, стимулом.

– В прошлом учебном году прошел первый сезон конкурса?

– Да, но сначала мы решили поэкспериментировать и провели пилотный сезон. Участников в нем было немного – около трехсот человек в возрасте от 10 до 14 лет, но в итоге мы поняли, что детям интересно читать тексты друг друга, соревноваться между собой. Из победителей мы сформировали детское жюри, которое должно было судить участников следующих сезонов. Не все ребята согласились работать в жюри: кто-то хотел попытать счастья в новом сезоне, кто-то говорил, что не готов судить других, а другие, наоборот, получали от судейства удовольствие. Через полгода после пилотного мы запустили первый сезон, в котором приняли участие уже более тысячи человек. Его судили два жюри – взрослое и детское.

– И сколько в итоге получилось победителей?

– У нас была сложная система судейства. На первом этапе мы просили каждого участника прислать нам два эссе о прочитанных книгах, которые оценивались членами взрослого жюри. В результате мы выбрали десять ребят, получивших статус «Читатель с большой буквы». Потом работы смотрело детское жюри, и ребята добавили к нашей десятке еще двоих претендентов. Но в финал вышло гораздо больше участников – порядка 450, набравших достаточно высокие баллы (все же речь идет о детях, и мы старались относиться к ним максимально бережно). Таким образом, у нас было много возможностей поощрить и поддержать юных талантливых читателей. Всем финалистам мы предложили написать еще одно эссе. Тема формулировалась так: «Если бы ты стал героем книги (возможно, еще не написанной), какой была бы эта книга?». Мы получили невероятно интересные работы, но нам пришлось отобрать шесть победителей по версии взрослого жюри, три – по версии детского жюри и два – по версии самих участников конкурса.

– Какие книги ребята брали для написания эссе?

– Самые разные, мы абсолютно не давили на них. В пилотном этапе конкурса ребята, в основном, рассказывали о современных книгах маленьких концептуальных издательств. В первом сезоне к нам присоединилось много детей, живущих в отдаленных регионах, и набор книг сильно поменялся – появилось много романов и повестей, относящихся к советской классической литературе. Больше всего эссе было написано по повести Гавриила Троепольского «Белый Бим Черное ухо», на втором месте оказался «Робинзон Крузо». А вот на третьем по популярности месте оказались три книги, среди которых совершенно неожиданно для нас была работа Шэрон Дрейпер «Привет, давай поговорим». Ведь это же книга про девочку-инвалида!

– Дети сами выбирали книги?

– По-разному. Каждый участник конкурса заполнял анкету, в которой отвечал на вопрос о выборе книг. Кто-то писал, что любит читать книги определенного издательства, кто-то выбирает по обложке, многие указывали, что книги им рекомендуют детские библиотекари, родители, но практически никто не писал, что книги им советуют учителя.

– Прочитав так много детских эссе о книгах, Вы, наверное, можете дать рекомендации авторам на тему того, как писать, чтобы нравилось детям?

– Ни в коем случае! У детей очень простые рецепты: «Интересная книга должна быть: а) очень смешной, б) местами очень страшной, в) про котов». Боюсь, эти рекомендации не могут считаться универсальными.

– 15 сентября этого года стартовал второй сезон конкурса «Книжный эксперт XXI века». Есть ли в его условиях какие-либо изменения?

– Конечно. Во-первых, нам удалось привлечь к работе в жюри еще больше интересных и думающих о детском чтении людей. Это важно, потому что мы ждем, что у нас будет на порядок больше участников. Во-вторых, мы ввели специальную номинацию «Выбор российских библиотекарей». Выбирать победителей этой номинации будет специальное жюри, состоящее из представителей крупных региональных библиотек. Детское жюри тоже обязательно будет работать. В него войдут еще и победители первого сезона. Возможно, из победителей конкурса нам со временем удастся сформировать настоящую детскую редакцию. Кроме того, мы решили запустить специальный подпроект «Книжный эксперт – культурный мост». В условиях конкурса написано, что мы приглашаем к участию детей, хорошо владеющих русским языком. Но теперь мы поняли, что нужно обратить внимание и на детей, недавно приехавших в нашу страну. Они ведь тоже читают, тоже хотят писать о книгах, но еще не могут уверенно чувствовать себя в языке. Теперь мы решили пригласить к участию в конкурсе и этих детей. Подробнее же об условиях участия в конкурсе можно узнать на сайте www.papmambook.ru. Приглашаем к участию!