— Во время своего прошлого приезда в Москву Вы рассказывали о том, какое влияние на Вас оказала русская классическая литература. Как относятся к русской литературе в Турции?

— Русская литература интересна в Турции всем, кто читает. Как я иногда шучу, русскую классику в Турцию принесли военные, поскольку им были близки Достоевский и Толстой, которые тоже были солдатами. Во времена «холодной войны» в турецких учебных заведениях активно изучали русский язык. А потом преподаватели этих вузов, после выхода на пенсию, переводили русскую классику, которая им очень нравилась. И это хорошие, качественные переводы. Эти люди искренне любили вашу культуру. Что же касается современной литературы, то ее, к сожалению, почти не знают. Известны имена Бродского и Солженицына. А вот Битова и Пелевина не читали.

— Великий Лев Толстой говорил, что живет по принципу: «Ни дня без строчки». А как пишите Вы? От чего зависит Ваше вдохновение и как происходит процесс создания романа?

— Я тоже стараюсь работать регулярно. Это обязательное условие для творчества писателя. Встаю рано утром в одно и то же время, не читаю с утра газет и не смотрю новости в Интернете, чтобы себя ничем не расстраивать. Не отвечаю ни на какие телефонные звонки. А вот после обеда можно себе позволить и с журналистами встретиться (при этом Памук лукаво улыбается. — О.Ф.).

— Все Ваши книги посвящены Турции, и даже скорее Стамбулу. Вы много бываете в разъездах, давно обосновались в Америке. Будут ли книги не только о Турции?

— В сборнике «Другие цветы» я уже написал очерк о Нью-Йорке. А сейчас хочу сделать книгу о русской литературе, но не с позиции турка. Мне интересно, каким человеком был Достоевский, как Толстой стал тем, кем он стал. Как они пришли в литературу и в ней жили. Вот об этом и хочу написать. Мне кажется, причина того, что в XIX-XX веках русская литература дала так много шедевров, заключается в том, что русское общество в тот момент было одновременно и проблемным, и в то же время стремительно развивающимся, богатеющим. Люди тогда видели в литературе источник надежды, свет.

— Ваш новый роман — это история любви богатого наследника Кемаля и его бедной родственницы Фюсун. Вы даже собираетесь открыть в Стамбуле музей, посвященный этой книге и ее персонажам. Насколько Вы и Кемаль похожи?

— Я не Кемаль-бей, я писатель. Но искусство писателя состоит в том, чтобы быть Кемаль-беем и одновременно уметь посмотреть на него со стороны. Сейчас я говорю, что я не он, но, прочтя книгу, вы все равно будете думать, что Кемаль-бей — это я.

— Есть ли в Турции проблема столкновения Запада и Востока? Не эту ли проблему Вы пытаетесь объяснить иностранцам? И насколько остро стоит она сегодня в Турции?

— Я не пытаюсь объяснить Турцию иностранцам. Я пытаюсь объяснить Турцию самим туркам. Я и писать начал для турков, потому что не думал, что мои книги будут так популярны во всем мире. Что же касается столкновения цивилизаций, то в этом есть и доля правды, и доля лжи. Я прожил в Стамбуле 55 лет, и вся история Стамбула свидетельствует о том, что вещи, происходящие из разных источников, могут удачно сочетаться. Цивилизации вовсе не обязаны сталкиваться друг с другом.

У нас разные языки. Но различие культур не означает, что мы должны убивать друг друга.

 

Справка «ЧВ»: 57-летний Орхан Памук едва не был осужден в Турции за то, что признал геноцид против армян и «оскорбил турецкую нацию». На улицах турецких городов в тот момент жгли портреты Памука. Писателя спасло от расправы только вмешательство Европарламента.

Орхан Памук автор девяти романов и лауреат множества престижных литературных премий. Его книги переведены на 50 языков и изданы в более чем 100 странах мира.