– Как у Вас произошел выбор профессии?

– Мой выбор был предопределен с детства. Поступая в университет, я мечтала сделать новый перевод романа «Королек – птичка певчая» Решада Нури Гюнтекина, который знали и любили в России и по книге, и по фильму. Но когда мне действительно предложили это сделать, я отказалась, потому что поняла, что старый текст так хорош, что лучше уже не перевести.

– А как Вы стали переводчиком Орхана Памука?

– В 2006 году умерла Вера Фионова, переводившая до этого Памука и других турецких писателей. А у меня уже были переводы, на которые обратили внимание.

– Роман «Мои странные мысли» для меня – одна из главных книг Памука, потому что он вместил в нее не только всю историю Турции, но и все свое философское мировоззрение и миропонимание отношений внутри страны и между странами. Так ли это?

– Это действительно история Турции и, в первую очередь, Стамбула на протяжении почти всей второй половины ХХ века. Это история происходящего глазами обычного человека, а не через призму газетных статей и политики. Еще очень важно, что эта книга является тонкой попыткой объяснить, откуда в прекрасной и настроенной на модернистские идеи Турции вдруг появился исламизм. Вся книга – это большая ирония в адрес партии и ее лидера. В романе используются реальные адреса и места, которые имеют непосредственное отношение к биографии Эрдогана. Это попытка аккуратно показать, откуда нынешние лидеры «понаехали». Но попытка эта настолько тонкая, что современная Турция ее просто не заметит. Казалось бы, идеи Ататюрка почитаются до сих пор и святы для каждого турецкого крестьянина, но выясняется, что сегодня они не так уж важны. Мне кажется, что турецкое правительство аккуратно отодвигает заветы Мустафы Кемаля Ататюрка, создателя Турецкой Республики, который был человеком светских взглядов и считал, что Турция должна жить по европейским ценностям.

– Как книгу восприняли в Турции?

– К творчеству Памука, к сожалению, относятся неоднозначно. Среди интеллигенции есть те, кто с удовольствием и даже восторгом его читает, а среди остальных немало тех, кто относится к его творчеству по известному у нас принципу: «Я книгу не читал, но сказать могу». Хотя в целом роман восприняли достаточно тепло и фактически забыли давние скандалы и протесты, связанные с признанием Памуком геноцида армян.

– Насколько велик в Турции интерес к русскому языку?

– Очень большой. За последние лет пять во всех университетах открыли отделения русского языка, и обучается на них не 5–15 студентов, как у нас, а до 80–90 человек на курсе. И студентам нужно читать тексты наших современных авторов, в том числе и поэтому так много русских книг переводилось в последние годы, особенно работ лауреатов литературных премий.

А теперь вся турецкая творческая интеллигенция, которую объединяла взаимная любовь между Россией и Турцией, пребывает в глубокой растерянности. И это не сто человек, а тысячи, которые не понимают, как с этим жить дальше.

– Вам как переводчику часто приходится вмешиваться в текст, изменять его?

– На разных уровнях часто. В первую очередь из-за редакторских ошибок и недоработок. У некоторых авторов находишь существенные нестыковки, которые хочется поправить. Я в этом отношении человек бесцеремонный, даже с Орханом Памуком.

– С ним сложно работать?

– Сложно, как и с любым творческим человеком, поскольку у него есть своя внутренняя территория, в пределы которой он никого не пускает. Но в работе он много подсказывает, где нужно сделать примечания, где какой ритм и отсылки. Я дружу со многими его переводчиками на разные языки, и всем он советует и помогает. А рукописи часто присылает переводчикам еще до того, как в издательстве создается верстка.

Была очень смешная ситуация с романом «Музей невинности». Когда издатели разослали рукопись для перевода, наши украинские коллеги уже выпустили роман, а Памук возьми да и измени финал. Да и редактор внес более 200 правок. Так что украинский перевод единственный в мире имеет другой конец романа и кучу ошибок. Зато они были самыми первыми, даже раньше турецкого варианта, чем недолго гордились.

– Вы уже начали переводить новый роман Памука?

– Не роман, а небольшую новеллу. Там только любовь и никакой политики. Это любовь простого человека к некой загадочной женщине. Ну и, как обычно у Памука, повествование с не самым веселым концом. У него всегда в финале кто-то страдает. Летом, я надеюсь, эта книга уже выйдет под названием «Рыжеволосая женщина».

– Орхан Памук собирался приехать на презентацию романа «Мои странные мысли» в Россию?

– К сожалению, сейчас это стало невозможно, хотя он очень хотел приехать. Визит должен был состояться в начале февраля, планировалось представить книгу в Москве и Санкт-Петербурге. Но, к сожалению, визит писателя в Россию сейчас небезопасен для него. После этой поездки его могут арестовать на родине и обвинить в предательстве страны. Время показывает, что он справедливо опасается реакции со стороны действующих турецких властей на этот визит. Пока, увы, улучшение отношений не предвидится, и мы отложили встречу, как минимум, на год.