Николай Свечин: «Живу своим пером»


Интервью: Маргарита Кобеляцкая, «Читаем вместе», март 2022

В издательстве «Эксмо» вышел новый детективный роман Николая Свечина «На краю». Мы задали вопросы автору трех десятков популярных ретродетективов Николаю Свечину. В интервью он приоткрывает завесу, что будет с его сыщиком Лыковым и его помощником Азвестопуло после Октябрьской революции.

Новинка: На краю. Свечин Н. Цикл сыщик Алексей Лыков. М. Эксмо. – 320 с.
— Николай Викторович, действие ваших исторических детективов происходит в разных городах России – в вашем родном Нижнем Новгороде, Иркутске, Варшаве, Риге, Ростове, Одессе, Владивостоке, сейчас вы работаете в Смоленске. Сюжет уже связан с Первой мировой?
— Нет, на моем календаре (я потихоньку приближаюсь в своих сюжетах к революции) пока еще 1913 год. Россия отмечает трехсотлетие дома Романовых, все безмятежны, кроме нескольких военных и дипломатов. Первые книги писались сидя в кабинете, это сейчас я и правда стараюсь исходить нужный город вдоль и поперек.
— Значит, скоро (когда произойдет революция) ваш сыщик Лыков перестанет генерировать вам сюжеты? Он же не станет милиционером, как в фильме «Рожденная революцией»?
— Нет, Лыков не такой, хотя многие его коллеги, вполне порядочные люди и отличные сыщики (как тот же Сергей Николаевич Кренёв), пошли служить новой власти. Правда, это длилось недолго, через несколько лет их всех вычистили из органов. Лыков будет бегать от чекистов, как «царский сатрап». (Он успеет перед самой Февральской революцией получить генеральский чин, и потому сойдет у новой власти за сатрапа). А вот Азвестопуло станет сотрудничать, и поможет угрозыску наладить борьбу с бандитизмом.
— Языковой материал вы тоже накапливаете, вставляете диалектные, жаргонные словечки? Где их подыскиваете?
— Есть словари, и служебные, и научные, а еще мемуары. Кроме того, Департамент полиции обязывал смотрителей тюрем записывать и присылать им словечки из жаргона. Я нашел в архивах три таких рапорта – тоже источник.
— Вы взяли в помощники вашему сыщику грека? У Акунина это японец Маса. Часто вас сравнивают с Акуниным и обвиняют в эпигонстве?
— Грек – потому, что Лыков нашел его в Одессе. Азвестопуло живой, нагловатый, склонный к коммерции, так на то и южная кровь. Но он надежный.
Что касается Акунина, меня сейчас с ним уже не сравнивают. А раньше это было часто, и сильно раздражало. По-моему, мы настолько разные! И «нижегородский Акунин» просто затертый журналистский штамп.
— Вы не водите экскурсии по Нижнему, вы ведь знаете в нем все дворы и подворотни? Есть ли экскурсии по вашим книгам по другим городам?
— Экскурсии по лыковским местам в Нижнем Новгороде водит Елена Денисова. Я провел их техническую приемку, мы прогулялись вдвоем, обсудили, поправили ошибки – теперь там все правильно. Любителям прошлого можно смотреть. Еще водят по Варнавину. Будто бы какой-то человек показывает лыковскую Хитровку в Москве… Сам я вожу только своих друзей, после чего мы оккупируем кабачок.
— В каком направлении будет, по-вашему, развиваться исторический детектив и кто из представителей этого жанра кажется вам наиболее перспективным? Дружите ли вы с кем-то из коллег, переписываетесь ли?
— Я уважаю Валерия Введенского и Ивана Погонина, это мои друзья и коллеги. Интересно работает Андрей Добров. В Ставрополе хорошо пишет Иван Любенко. Как будет развиваться жанр, сказать не берусь. Свою эволюцию я вижу: книги становятся все более и более историчными, почти документальными. Даже городовые у меня сейчас под настоящими фамилиями. Кого-то из читателей это раздражает, они говорят, что раньше я писал лучше. Мне же нравится историзм; буду его развивать и совершенствовать.
— Вам нравится сидеть в архивах или это вынужденное прикладное умение к писательству ретродетективов?
— Нравится, а кроме того, это полезно. Мы, авторы, пытаемся передать вкус, цвет и запах минувшего времени. А лучше всего это получается из архива.
— Ваш любимый период – время правления Александр III?
— Это время казалось спокойным, но на самом деле являлось предтечей бури. Александр Третий звезд с неба не хватал, почитайте хотя бы, что о нем написал раскусивший его Витте. Кроме того, он слишком доверял людям вроде Победоносцева. Эти два недоумка искренне полагали, что страна может жить благополучно и бесконечно долго, ничего не меняя… И единственной приемлемой для России формой правления является ортодоксальное самодержавие. Хоть в XIX веке, хоть в XXI.
Еще государь решил, что лучший способ управлять котлом под давлением – это завинтить все гайки. Без договора с обществом, без модернизации и демократических реформ. Конечно, он запрограммировал взрыв. Что и случилось в 1917 году. Нельзя единолично править огромной страной, затаптывая любое инакомыслие. Кончится это плохо. К сожалению, русские администраторы не читают историю. Человечество толкают вперед перемены. Иногда рискованные, всегда болезненные, но необходимые. Если их нет, страна обречена стать аутсайдером в мировой системе координат.
— Кто из реальных исторических личностей, о ком вам довелось прочесть, вызвал наибольшее ваше восхищение?
— Восхищение – никто. Уважением – многие. На самом деле, те же администраторы прошлого были умнейшие люди, управленцы высочайшего уровня. Плеве, Дурново (Петр, а не Иван), Горемыкин, Столыпин, Витте, Редигер выдающиеся русские бюрократы. В лучшем смысле этого слова. Последними титанами в этом ряду были Александр Васильевич Кривошеин и Сергей Ефимович Крыжановский. К сожалению, им не удалось спасти Россию. С таким кормчим, как Николай Второй, обладавший кругозором полкового командира средней руки, это было невозможно.
— Нет ли искушения написать нонфикшн – в серию ЖЗЛ, например, о вашем герое Благово или А.Кошко?
— Благово вымышленный персонаж! А об Аркадии Францевиче Кошко и без того уже много насочиняли. Что касается нон-фикшн, то мы это уже сделали. Втроем. Валерий Введенский и Иван Погонин написали книгу «Повседневная жизнь Петербургской сыскной полиции». а я им немного помог.
— Вы – обладатель нескольких литературных премий. Они серьезно поддерживают? Вы давно нигде не числитесь, занимаетесь литературой профессионально?
— Да, я нигде не числюсь, включая союзы писателей. Но живу, как говорили прежде, своим пером. Премии тешат самолюбие, а иногда дают и деньги, я рад им и признателен тем, кто меня награждает. Сам себе начинаешь казаться крупной литературной величиной. Для пишущего человека это хороший стимул развиваться.
— Кого из авторов детективов любите, что читаете больше – книги по истории, нонфикшн?
— Больше всего читаю мемуары, это мой любимый жанр. Человек всю жизнь лез в гору, срывался, падал, поднимался и опять штурмовал склон. Состарившись, он сел на тот камень, которого сумел достичь, и, глядя вниз, стал рассказывать нам о своем восхождении… Из детективов люблю старого доброго Сименона, а еще Рекса Стаута. Из наших – раннего Николая Леонова.
— Можно ли в ретродетективе поднимать актуальные для нашего общества проблемы и какие сейчас наиболее острые, на ваш взгляд?
— Можно и нужно. Ведь русская история циклична, как никакая друга. Все медленно поднимаются вверх по спирали, а мы ходим по кругу. Опять в моде стабильность вместо развития, и приоритет государства вместо личности.
— Какую книгу, о чем, вы ждете (от себя или других писателей)?
— Я жду книгу от историков, настоящих, патентованных, которые всю жизнь профессионально занимаются этой наукой. Сам дилетант, я хочу получить от них ответ на главный для меня вопрос: как в крестьянской стране могла случиться пролетарская революция? 80% населения России были крестьянами, еще 11% — прочие сословия: мещане, купцы, дворяне, интеллигенция, духовенство, казаки, военные. И лишь оставшиеся 9% — рабочие. Как девять человек подчинили себе девяносто одного? Кто сделал эту невозможную вещь возможной? Где точки бифуркации? Почему мы прошли мимо них? Почему демократия в нашей стране по-прежнему не в чести?
— Чем занимаются ваши сыновья?
— Они оба программисты, причем весьма способные.
— Сильно ли вы вовлечены в работу издательства «Эксмо», часто ли приходится ездить на выставки, встречи и так далее? Не очень ли это мешает работе писателя или удается совмещать?
— Выставки и встречи необходимы для писателя, это обратная связь. Мы же сочиняем не для себя, а для вас. И должны понимать, как отзывается наша писанина… Так что, спасибо «Эксмо». Я помимо издательства часто общаюсь с читателями, как правило, в библиотеках. В прошлом году таких встреч было то ли 15, то ли 16. После них есть над чем подумать.
— Ваш любимый город, кроме родного Нижнего, и почему?
— Петербург. Это столица великой страны, мало тронутая временем.
— Ставят ли спектакли, снимают ли фильмы по вашим книгам?
— В Нижнем Новгороде в Театре Комедии идет спектакль «Сыщики», поставленный по моим рассказам. Главный соавтор пьесы Евгений Муравьев, музыку написал Ким Брейтбург. Экранизаций пока нет, но дело потихоньку движется. Медиахолдинг «Красный квадрат» собирается снимать сериал. Посмотрим, как это у них получится. Дело трудное, мои книги сложно экранизировать, но люди в «Квадрате» живые, и тоже любят историю.
— Любите ли вы сами аудиокниги и выпускаете ли ваши книги в виде аудиокниг? Ваше отношение к электронным книгам?
— Сегодня автор должен быть представлен во всех нишах: бумажная книга, электронная и аудио. Кому-то удобнее слушать, в поезде или автомашине. Кому-то трудно перелистывать страницы, это кажется ему архаикой. А кто-то любит вдыхать запах бумаги. Надо дать возможность всем читать книги в удобном формате.