16 марта в Московском доме книги на Арбате, 8 пройдет встреча с писателем, драматургом, режиссером Андреем Максимовым.

Публикуем интервью, которое дал журналу «Читаем вместе» Андрей Максимов («Читаем вместе», август-сентябрь 2020, текст Наталья Колесникова).

— Андрей, одна за другой вышли три ваших книги. Такое ощуще­ние, что печатное слово стало для вас более значимым, чем слово телевизионное?
– Так получилось, что активное сотрудничество с редактором издательства АСТ Игорем Воеводиным, с которым меня познакомила мой замечательный агент Светлана Полякова, привело к тому, что я практически подряд написал три книжки. Одну из них писал очень долго. Это роман «Соль неба», и посвящен он двум священникам, которые работают в маленьком храме в провинции. Он о вере подлинной и мнимой, о том, как человеку выстраивать отношения с Богом. Роман для меня очень важный. Писал я его долго, но и в издательстве он тоже лежал долго, и за это время я написал две другие книги: «Обойдемся без педагогики» и «Сказки для Таты и Малюси».
Цитаты из книги «Обойдемся без педагогики» сразу приковывают внимание: «Педагогика научит вас не уважать собственного ребенка», «Школа – это каторга, которую нужно пережить вместе с ребенком». Чем вам так не угодила педагогика и почему вы стали заниматься темой воспитания детей?
– Меня всегда интересовала эта тема. Достаточно сказать, что моя первая книга называлась «Кормящий отец», она вышла сто лет назад и состояла из сказок и советов папам, что делать, когда родился ребенок. С тех пор я занимаюсь этой темой: читаю лекции о том, как не стать врагом своему ребенку. Я пришел к выводу, что такой науки, как педагогика, не существует. Считаю, что только родители отвечают за то, чтобы их ребенок был образован, обучен и, главное, счастлив. Поэтому все мои книги про воспитание адресованы родителям.
На кого из изученных вами авторов вы держали равнение?
– Я никогда ни на кого равнение не держу – это же не армия. Другое дело, что есть авторы, которые мне кажутся очень важными и мысли которых ценны для меня и, надеюсь, для читателей. Это Януш Корчак, Мария Монтессори, Иоганн Генрих Песталоцци, Антон Макаренко, Дональд Винникотт. Они жили в разное время, в разных странах, но у всех главными принципами было видеть в ребенке человека и не мешать его саморазвитию. Например, Януш Корчак – еврейский врач, писатель и педагог, герой, который в фашистском концлагере добровольно пошел в газовую камеру вместе со своими воспитанниками, говорил: процесс обу­чения всегда взаимный, мы не должны только учить детей, но должны у них учиться. Песталоцци, швейцарский педагог начала ХIХ века, открыл метод природо­соответствия. Это очень интересный человек с поразительной судьбой и удивительными, очень современными взглядами. Он настолько увлек меня, что я написал книгу (она вышла в издательстве «Питер») «Песталоцци XXI. Книга для умных родителей». Основываясь на методе природосоответствия, я придумал систему, которая может помочь детям вместе с родителями отыскать свое призвание. Кстати сказать, Макаренко многое взял у Песталоцци.
– В ваших книгах, в частности в «Обойдемся без педагогики», вы пишете о каком-то ином, непривычном отношении к детям?
– Боюсь, что да. Хотя ничего особо революционного я не говорю, как мне кажется. Дело в том, что мы поделили весь мир на прекрасных, умных, чудесных взрослых, которые довели мир до того, до чего он дошел, и придурков. «Дети – это придурки. Их надо постоянно учить» – так считают взрослые. Это не так. Ребенок – это человек, который живет рядом с тобой. Это человек, который во многом лучше тебя, потому что он ближе к Богу. Какая твоя задача как родителя? Помогать и защищать. Учить детей ничему не надо, они будут учиться сами. Дети учатся на примере и в разговорах. С детьми надо постоянно общаться. Это прекрасное, волшебное, чудесное и важное дело. Ребенок – не объект для воспитания, а человек и во многом пример для подражания. Очень часто детям кажется, что они для родителей – не предмет любви, а клубок проблем. Чаще говорите детям, что вы их любите. А что значит любить? Уметь поставить себя на его место, услышать и понять ребенка, развить в нем то, что заложено Богом (природой) и помочь ему найти свое призвание.
Судя по вашим книгам, вы из своей системы совершенно исключаете школу и считаете ее врагом ребенка?
– Я призываю родителей понять, что школа – это каторга, и надо помочь ребенку пережить ее. Есть, конечно, и хорошие школы, и хорошие учителя, но их очень мало, на всех не хватит. А в целом в школе ученик абсолютно бесправен, и учат его тому, что ему не нужно. Самая главная задача человека школьного возраста – найти свое призвание. Школа такой задачи не ставит. Тут должны помочь родители. И еще надо стараться защищать своих детей от тех унижений, которым, увы, они куда как часто подвергаются в школе.
– Сейчас выходит много переводных книг в помощь молодым родителям, вы с ними знакомы?
– Работая над книгой «Обойдемся без педагогики», я прочел немало литературы по этой теме. Больше всего меня неприятно поразили книги по «французскому воспитанию», например «Французские дети не плюются едой». Написала ее американская журналистка Памела Друкерман, живущая в Париже. Это книга про то, как воевать со своим ребенком. На мой взгляд, воспринимать ребенка как врага, которого надо победить, ужасно.
А художественные книги удается читать?
– Сейчас время для этого появилось, а последние десять лет я не читал ничего, кроме психологии. Выбор книг случаен, что-то жена принесла, что-то сын посоветовал. А в книжных магазинах происходит какая-то мистика, почему-то всегда попадается на глаза именно та книга, которая мне интересна. Так сложилось, что в последнее время читал много французов. Люблю Бегбедера, некоторые вещи Вербера, сейчас вот читаю Гийома Мюссо. Но тут встает вопрос перевода, часто он несовершенен с литературной точки зрения. Настоящим открытием для меня стал роман писателя, который как гражданин мне несимпатичен, это «Обитель» Захара Прилепина. Вот это выдающееся произведение! Но не могу понять, как может уживаться в одной личности такое: с одной стороны, как писатель он любит человека, даже восхищается им, а с другой – как политик готов посадить в сумасшедший дом или даже убить любого, кто не разделяет его взглядов. Как это уживается в одном человеке – мне неясно. Как неясно и то, где Прилепин настоящий.
– Традиционный вопрос – о ваших планах…
– Меня часто спрашивают, в том числе и мои дети, каким было мое детство. Ответ на этот вопрос даю в книге, работу над которой заканчиваю, называется она « Антисоветская книга». Это работа не политолога, не социолога – мои воспоминания о том, как я жил в СССР. Хочу, чтобы мои дети знали правду о том, что я ел, что читал, что со мной происходило. В планах также очередная книга по психофилософии, в которой я хочу подробно рассказать, как оказывать первую психологическую помощь, ведь каждый человек – каждый! – обязательно работает психологическим консультантом для своих друзей и близких. Хочется, чтобы люди этот делали умело. В совсем далекой перспективе – серия детективных рассказов и повестей, в которых любовь будет переплетаться с детективными историями.
В начале нашей беседы вы говорили о своей новой книге про двух священников. Почему вы обратились к теме веры?
– Потому что это одна из самых главных тем, в которых, на мой взгляд, человек должен разобраться. Как строить свои отношения с Богом? Как услышать Его голос? Как прийти к Богу? Для меня главный признак верующего человека – это смирение. Если ты смиренный, то ты верующий, если не смиренный, то неверующий. Смирение для меня – признак силы, а не слабости. Только сильный человек может абсолютно доверять Господу. Вера и религия – это не одно и то же. На мой взгляд, религия – один из путей, которым человек может прийти к вере. Почему Церковь иногда ведет себя так, будто хочет защитить Бога от человека, а не привести человека к Господу? Размышляя надо всем этим, я стал писать роман про двух священников, которые живут в придуманном мной городе под названием Забавино. Действие происходит в 2010 году. Один из них, пожилой, стал священником во время Второй мировой войны, а второй – во время путча 1991 года. Они оба искренне веруют, но по-разному относятся к Богу. Работая над романом, я читал много книг священников, открыл для себя несколько потрясающих людей, например Иоанна Крестьянкина – совершенно невероятного человека. Так что же такое вера, в чем она выражается? В ощущении того, что ты живешь в присутствии Бога. И еще для меня вера в Бога – это любовь к людям.