Литература живет в библиотеке

Вадим Дуда — генеральный директор Российской государственной библиотеки, вице-президент Российской библиотечной ассоциации дал интервью «Читаем вместе» о том, как библиотека пережила времена изоляции и как работает сейчас.

Интервью: Маргарита Кобеляцкая («Читаем вместе», август-сентябрь 2020)

Все библиотеки, включая РГБ, были закрыты на два месяца, а фонд Ленинки не пополнялся все это время обязательными экземплярами в печатном виде. Такого не было даже в годы Великой отечественной войны. Но это не значит, что библиотека не работала вообще. Наш разговор с Вадимом Валерьевичем Дудой закономерно начался с вопроса об услугах, которые главная библиотека страны предоставляет онлайн.

Румянцевская библиотека основана 19 июня (1 июля) 1862 года в составе Московского публичного музея и Румянцевского музея. Со времени образования получает обязательные экземпляры отечественных изданий. 24 января 1924 года переименована в Российскую библиотеку им. В. И. Ленина. 6 февраля 1925 года преобразована в Государственную библиотеку СССР им. В. И. Ленина, с 22 января 1992 года носит современное название.

— Вадим Валерьевич, вы перевели 8000 редких книг и книжных памятников в цифровой формат. Как сейчас читатели из разных уголков нашей страны могут воспользоваться фондами библиотеки?

— Для того чтобы воспользоваться всеми услугами НЭБ вам нужно быть зарегистрированным на Госуслугах, дальше идет автоматическая авторизация — все очень просто. Национальная электронная библиотека становится все популярнее: в прошлом году к ней обращались около 3 тыс. раз в день, а сейчас уже 65 тыс. Конечно, карантин, пандемия и ограничение физического доступа к книгам и библиотекам сказались на этих цифрах. Как говорится, нет худа без добра, но и мы постарались сделать в этот период НЭБ интереснее для тех, кто остался дома: обеспечили бесплатный доступ к журналам и газетам, современной прозе и множеству специальных подборок литературы, что дало рост аудитории в двадцать раз – а это очень хороший показатель.

Что касается развития других услуг, то в последнее время раздавалось много критики в адрес библиотек. Дескать, мы очень консервативны, тяжело переходим в онлайн, осваиваем новые технологии. Но этот период показал, что способность к адаптации в новых условиях у библиотек высокая. Я говорю не только о Ленинке, но и о других библиотеках. Многим оперативно удалось договориться с поставщиками электронных библиотечных систем, чтобы доступ к их фондам предоставлялся по Интернету. И самое главное, что очень многое из того, что наработано в условиях ограничений, мы будем и дальше использовать в нашей жизни и работе. Ленинка, по крайней мере, точно будет это делать.

— Впервые такой период, когда вы не получаете книг в печатном виде. Как вообще вы оцениваете этот перерыв?

— Даже в годы войны не прекращались поступления обязательных экземпляров в Ленинскую библиотеку. Около 65 тысяч книг Ленинка получила в годы Великой отечественной, но этот период пандемии оказался сложным для всех — и Книжная палата, и Почта России, и логистические компании находятся в тяжелейших условиях поэтому в новых поступлениях у нас был почти трехмесячный перерыв. Я думаю, мы столкнемся, конечно, как говорят книжники, с завалами в работе и потребуется время чтобы вернуться в нормальную колею. Один из наших показателей государственного задания – библиографическая обработка и создание каталогов. Думаю, в 2020 году мы, конечно, не сможем его выполнить. Но тем не менее мы продолжаем получать обязательные экземпляры в электронном виде.

Библиотека изнутри

— Вы уже два года возглавляете главную библиотеку страны. Вступая на эту должность, вы говорили о сложных системных проблемах. С какой из них вы начали, что удалось вам сделать за эти два года?

— Я назвал тогда три основные проблемы Ленинки, хотя, конечно, их на самом деле намного больше. Я говорил о строительстве нового здания, потому что наше книгохранилище, корпус Д, сильно перегружено. Вторая проблема касалась огромного количества предписаний по линии МЧС и проверяющих органов. Третье направление нашей работы – Национальная электронная библиотека.

Что касается нового здания, то эту проблему, конечно, невозможно решить за два года. Кажется, воз и ныне там, но на самом деле очень многое сделано за кадром. Я не могу похвастаться тем, что строительство нового здания книгохранилища уже начато. Нет, это более длинная процедура, но удалось немного разгрузить наше основное книгохранилище. Мы вынуждены арендовать дополнительные прощади, чтобы уменьшать объем заштабелированных книг и обеспечивать площади (место) для новых поступлений.

— Раньше планировалось, что новое книгохранилище будет в Коммунарке, но теперь там решили делать совсем другое?

— Да, мы отказались от этой идеи, министерство решило, что там будет федеральное музейное хранилище. Но что-то похожее придется сделать и нам, потому что острая нехватка площадей для хранения сейчас не только в Ленинке, но и в других федеральных библиотеках, поэтому очевидно, что мы будем вместе решать наши наболевшие проблемы.

— Вы будете строить книгохранилище в Староваганьковском переулке, рядом с Ленинкой?

— Если бы можно было построить его там, было бы чудесно, но боюсь забегать вперед. Что касается второй проблемы – претензий к нам МЧС, то здесь все гораздо более позитивно. Около 50 пунктов предписаний действовали на август 2018 года, и более половины уже сняты. Но очень много еще нужно сделать, чтобы привести наши здания в полный порядок. Мы должны обеспечить достойные условия хранения и сохранность наших фондов, это дело чести.

— Вы говорили, что удалось повысить зарплату библиотекарям. Сколько сейчас она составляет? Каков штат главной библиотеки страны?

— Действительно, без преувеличения это основной вопрос и область заботы руководства библиотеки. В штате библиотеки сейчас 1600 человек. Что касается увеличения зарплаты, то к этому вопросу ни в коем случае нельзя подходить механически. Постепенно мы повышаем заработную плату. Но тут важны и принципы социальной справедливости: не должно быть огромной разницы в оплате труда между условно начальниками и библиотекарями.

— Вы же сами начинали в библиотеке МАИ еще студентом. Много ли у вас молодых практикантов?

— Да, довольно много. Но мне бы хотелось, чтобы нам приходило больше молодых людей. Все-таки, как и в любой библиотеке, у нас недостаточный приток молодых специалистов. И дело не в том, что нужно любой ценой понизить средний возраст

работающих. Библиотека – это очень сложный механизм, традиции должны передаваться постепенно. Для этого важен прямой контакт людей старшего поколения, имеющих большой опыт, глубоко знающих традиции библиотеки, с молодыми. В этом сложность: нужно несколько лет, чтобы молодые люди постепенно вливались в коллектив Ленинки и стали носителями традиций.

Модельные библиотеки

— Вы — один из создателей Национальной электронной библиотеки. Почему многолетний директор Иностранки и ваша предшественница на этом посту Екатерина Гениева была противницей ее создания?

— Действительно, Екатерина Юрьевна на одном из совещаний довольно резко выступила против концепции НЭБ, и я был ее оппонентом. Но потом мы с ней много общались на эту тему, и она эту идею уже очень поддерживала. Это был скорее период какого-то недопонимания. Новое понимание НЭБ как доступ к книгам через Интернет – в такой подход мы верили с самого начала, хотя у нас было и немало противников. Сначала, когда речь шла о НЭБ, многие нас критиковали за такое понимание – доступ к библиотечным книжным фондам из дома. Но жизнь сама все расставила по своим местам. Но замечания и рекомендации Екатерины Гениевой были очень важны.

То, что сейчас происходит с НЭБ – это как раз развитие ее идей. Екатерина Юрьевна была апологетом регионального развития библиотечной системы. И в итоге появился национальный проект модельных библиотек. За 2019 год уже открыто 134 обновленных библиотеки, а по плану было всего 110. Столько же должны открыть и в этом году. Это такой катализатор взаимодействия власти и библиотечного сообщества. 5 млн. рублей федеральных денег выделяются на муниципальную библиотеку и 10 млн. на библиотеки в областных центрах. Поэтому очень важное условие: региональный бюджет будет и дальше поддерживать эту библиотеку. Все не закончится одним лишь ремонтом и закупкой новых шкафов и мебели. Будет поддержано комплектование, повышение квалификации кадров, линейка мероприятий и так далее. Эта работа не остановится – это одно из условий предоставления субсидий из федерального бюджета. И мы действительно наблюдаем, как из полуживых и полупустых помещений книгохранилищ эти библиотеки теперь превращаются в центры (живого) общения, коммуникации, обмена мнениями.

— В Ленинке есть курсы повышения квалификации?

— Да, именно по линии нацпроекта были открыты специальные курсы. Это комбинация дистанционного и очного обучения. В 2019 году около 300 человек прошли обучение по нашим программам. На мой взгляд, программа обучения получилась интересная. У нас довольно долгое время работают так называемые Высшие библиотечные курсы. Это очень глубокие курсы для библиографов, библиотекарей, посвященные тонкостям нашей профессии. А для модельных библиотек курсы включали чуть более широкий набор дисциплин. Обучение касается и финансов, и продвижения, и других вещей, связанных с функционированием библиотеки, которые очень важны для небольших (муниципальных) библиотек.

Центр досуга

— В РГБ проводится много выставок, встреч с интересными людьми, есть свой музей. В Ивановском зале открыто замечательное выставочное пространство. Как вы планируете продолжать и развивать эту работу? Консул Италии читает у вас лекции, кто еще из интересных людей регулярно наведывается в Ленинку, чтобы прочитать лекцию?

ВРЕЗ: Генеральный консул Италии в Москве Франческо Форте провел бесплатный курс лекций «Данте. Тайные Миры» в РГБ под патронатом посла Италии в России Паскуале Терраччано. У проекта есть свой Youtube-канал Dante Worlds, на котором проходят все трансляции и собраны все записи чтений. (+ФОТО)

— Даже в таком мегаполисе, как Москва, где бешеная конкуренция за свободное время людей, есть спрос на мероприятия столь высокого уровня. У консула Италии и нашего друга Франческо Форте интересная идея глубокого погружения в мир Данте через призму ядерной физики, астрономии, философии различных веков. Франческо Форте — удивительный человек, универсал и интеллектуал. Поэтому не удивительно, что мероприятие проходило с полным аншлагом. Последние лекции прошли онлайн, но пока мы проводили лекции офлайн, многие приходили в надежде попасть в зал, если будут свободные места. Мероприятия такого высокого класса должны быть и в Ленинке, и в других библиотеках.

— Можно ли в библиотеке открыть книжный магазин? Или даже несколько?

— Нам бы очень хотелось, чтобы такие магазины появились. И чтобы издания нашего замечательного издательства «Пашков дом», и те книги, что списываются из библиотечных фондов, поступали не только к нам, но и попадали к читателям. Интернет-магазин работает. Но я тут занимаю позицию скорее консервативную. Влюбиться в книгу без оглядки и захотеть ее купить нужно (можно), подержав книгу в руках. И это невозможно сделать через Интернет. Должны открываться настоящие книжные магазины. Но какое-то время назад была инициатива министерства о льготных условиях аренды для открытия книжных магазинах в учреждениях культуры, и вполне может быть, что сейчас надо опять к этому вопросу вернуться.

— Вы готовы предоставить свою площадь под книжный магазин?

— Мы готовы поговорить на эту тему. Я не могу обещать, но нам это точно интересно. Мы очень хотим, чтобы в Ленинке появился книжный магазин, который соответствует интересам нашей аудитории.

Буква и цифра

— Сохраняется ли в РГБ спецхран?

— Сейчас мы руководствуемся очень простым подходом: есть список минюста, который мы должны отслеживать. Те книги, которые содержат экстремистские призывы или еще что-то подобное, конечно, не должны быть доступны- это единственное ограничение, которое есть в нашей библиотеке. Есть определенные требования по доступу к отделу рукописей — многие материалы, которые там хранятся — не для широкой публики. Но все, кто занимается наукой, прекрасно понимают, как это устроено: есть собеседование, то есть не очень формальная процедура, после которой ученый, исследователь получает доступ к тем документам, которые его интересуют.

— Вы говорили, что лишь 15% книг из ваших фондов востребованы читателями. Планируете ли повышать этот процент?

— Это усредненная цифра по библиотечному сообществу в мире. Примерно 15 процентов книг из библиотечных фондов когда-либо были востребованы читателями. Думаю, что эта оценка верная. Конечно, надо заниматься продвижением, популяризацией фондов, очевидно, это как-то может повысить этот процент. Но это не самоцель. Библиотеки – это долгосрочные культурные институты, мы не гонимся за сиюминутными показателями и не можем предугадать, что из современных поступлений будет востребовано через пятьдесят лет.

— Какой процент всех фондов сейчас уже оцифрован? Половина?

— Ну что вы, давайте немного посчитаем. Для того, чтобы оцифровать фонды Ленинки нужно примерно 2,5 тысячи лет. К 4500 году фонды Ленинки будут оцифрованы, если все, что поступает будет поступать уже в электронном виде. Около 47 млн. фонд Ленинки, и наше управление оцифровки может охватить 20 тыс. книг в год. Речь не о том, чтобы двигаться быстрее, а важно расставить

приоритеты правильно. Политика комплектования, которая так привычна библиотекам, здесь, в цифровом мире, будет еще более определяющей. А вторая важная вещь – это работа, которую библиотеки должны делать вместе. Нужно планировать оцифровку, не дублировать усилия и создавать единый национальный библиотечный фонд в цифровом виде.

— А как выглядит карантин книг?

— Мы начали ограниченное обслуживание 16 июня в офлайн формате – около 100-150 человек в день. С чем связаны эти ограничения? Мы должны научиться работать в новых условиях, убедиться, что можем поддерживать высокий уровень безопасности и для читателей, и для сотрудников, и для фондов. И нам нужно отработать определенные производственные технологии, чтобы эта безопасность действительно соответствовала всем требованиям. Мы монтируем (установили) защитные экраны, закупили санитайзеры, подготовили внутренние правила санитарного контроля и для читателей, и для сотрудников библиотеки. Открывать библиотеку (полностью) можно только, когда мы убедимся, что это не будет нести опасности для читателей и сотрудников. Поэтому мы очень внимательно отслеживаем ситуацию и будем действовать в строгом соответствии с законом.

— Вы сканируете и выдаете электронные книги по требованию читателей, эта услуга является платной? А можно ли отпечатать себе книгу за деньги? Это ведь серьезный способ пополнения вашей кассы.

— Удаленная доставка документов – это очень востребованный сервис. Когда в марте начались ограничения по доступу читателей к нашим фондам, мы приняли решение, что эта услуга не может быть платной. И так сейчас тяжелые времена, мы должны поддержать наших читателей. Мы смогли выполнять в день примерно 700 таких заказов, это очень большой поток. Была организована логистика, когда по требованию книги выдавались не на кафедру, а на участок сканирования. А потом фрагмент книги доставлялся в личный кабинет читателя. Думаю, что эта услуга будет востребована и после отмены всех ограничительных мер. Что же касается того, чтобы давать возможность напечатать книгу за деньги – в рамках Национальной электронной библиотеки мы планируем такой сервис. Но это требует, естественно, определенных лицензионных соглашений с издательским сообществом. Пока это не будет разрешено правообладателями, мы этого делать не будем.

Инициативные люди есть везде

— За время руководства Иностранкой и Ленинкой вы наверняка посетили ведущие библиотеки мира. Какая произвела наибольшее впечатление на вас лично?

— Наверное, самая лучшая библиотека из тех, что я видел в своей жизни – это библиотека в поселке Боголюбово Владимирской области.

— Да вы что!

— Это первая библиотека, которая была запущена по программе модельных библиотек. Я искренне считаю, что основные усилия нужно потратить как раз на помощь муниципальным библиотекам. Именно поэтому я говорю о библиотеке Боголюбово и других модельных библиотеках в маленьких провинциальных городах. Боголюбово в данном случае – некий собирательный образ успешной муниципальной библиотеки, где работают инициативные люди. Для них нет ничего невозможного. Так и должно быть. Они стремятся доказывать собственную правоту на всех уровнях.

Но если говорить о библиотеках, чуть больше похожих на Ленинку, конечно, это Библиотека Конгресса, Городская библиотека Нью-Йорка, это список достаточно большой и интересно, что в каждой библиотеке есть что-то свое, и это замечательно.

— А в библиотеке Ватикана были?

— Да, конечно, и даже в тех зонах, куда обычно не пускают туристов. И это действительно очень впечатляет. И условия хранения, и подходы к реставрации, консервации. У них можно многому научиться.

— Многие московские библиотеки сейчас существуют как клубы, там проводятся встречи с молодежью, центры неформального общения. Как вы видите будущее таких небольших городских и муниципальных библиотек?

— Я не против того, чтобы городские и сельские библиотеки становились центрами общения молодежи. В любом случае где-то в ядре должны быть книги и любовь к чтению, к достоверной информации, к истории. Не вижу ничего плохого, когда вокруг этого проводятся какие-то мероприятия. Есть две функции библиотеки: мемориальная, сохранение культурного наследия, книжного фонда в библиотеке. А вторая функция – это доступ к фондам, и связанные с этим мероприятия по продвижению. В национальных библиотеках очевидно, что баланс должен быть смещен к сохранению культурного наследия. Мы должны приложить все усилия для обеспечения сохранности нашего гигантского книжного фонда. А вот в библиотеках муниципальных и сельских важнее проводить мероприятия, служить центром для встреч и общения, но вокруг фондов библиотеки.

— Вы практикуете культурные десанты на село, в поселки, в маленькие города?

— Мы традиционно очень много общаемся с регионами. Особенно актуально это сейчас, когда Ленинка стала координатором национального проекта по созданию модельных библиотек. Несмотря на ограничительные мероприятия, библиотеки в регионах открываются. Во всероссийский день библиотек были открыты несколько таких модельных библиотек в регионах. Поэтому конечно, у нас много поводов ездить по регионам, я считаю очень важным, что национальная библиотека поддерживает муниципальные, это абсолютно нормально.

Креатив в Ленинке

В.Дуда: Лет двадцать назад очень много шума наделала книга Кьелла Нордстрема и Йонаса Риддерстрале «Бизнес в стиле фанк. Капитал всегда пляшет под дудку таланта». Основной смысл книги – бизнес всегда пляшет под дудку таланта. Мне кажется, это очень верно. У нас есть очень важный актив для креативной индустрии – это наш фонд. Библиотека начинается с фонда, и там можно найти огромное количество идей. Не случайно в этом году мы сотрудничали с компанией Louis Vuitton. Интересный и нестандартный опыт работы со студенческой аудиторией — рэп-урок, состоявшийся в Ленинке весной 2019 года. Известные исполнители в Ленинке читали рэп. Роскультцентр инициировал проект Art team, Ленинка участвует в этом проекте и будет оценивать работы, присланные на конкурс по направлениям «Digital в культуре» и «Креативная локация».