Евгений Водолазкин: «Будущий год в литературе будет гораздо интереснее нынешнего»

В ТАСС прошла пресс-конференция, на которой выступили лауреат премий «Ясная Поляна» и «Большая книга» Евгений Водолазкин и руководитель «Редакции Елены Шубиной» (АСТ) и издатель Елена Шубина.

Евгений Водолазкин:

— Весь карантин я просидел на даче в Белоострове и работал. Желание написать роман у меня начинается с тоски по какому-то стилю, с определения того, от первого или от третьего лица писать. В искусстве, в литературе форма и является содержанием.

Я замечаю, что многие, за кем я слежу, сейчас закончили или заканчивают романы: Леонид Юзефович, Андрей Рубанов, Гузель Яхина. Будущий год будут гораздо интереснее нынешнего.

Елена Шубина:

— Евгений — 0дин из самых успешных современных авторов. У него большой круг своих читателей. Они уже проголосовали за водолазкинский стиль, язык — во всех его проявлениях. Исторический сюжет всегда подан у него настолько изобретательно, что читатель идет за ним.

О новом романе Евг. Водолазкина: во-первых, вопрос жанра, когда речь идет о таком писателе, как Водолазкин – это очень зыбкая вещь. «Неисторический роман» — такой термин мы вместе с Евгением придумали. Он вроде бы о Средневековье, в то же время там есть еще ряд пластов. И в целом, он вне времени.

Я была не только издателем, но и редактором романа. Мы что-то меняли по ходу дела, какие-то моменты акцентировали. Самая большая проблема была с названием. Я настойчиво предлагала другое («Хронист»), а сейчас даже не представляю себе этот роман с другим названием.

Одна из главных тем романа – тема хрониста. Все, что происходит, записывают разные хронисты со своей точки зрения. Официальная хроника может абсолютно не совпадать с частной точкой зрения. Невозможно не провести параллелей с нашим временем. Официальная наука может умалчивать о каких-то страницах истории, поэтому частные мемуары стали мощно заявлять о себе. Евгений же выступает не только как автор, но и профессиональный историк, филолог. Это еще и забавный роман: живой, смешной.

Евгений Водолазкин:

— Все мои романы в какой-то степени – заметки на полях «Лавра». Этот роман – продолжение «вбок», когда боковая ветвь начинает расти. Но в новом романе я работаю скорее с интонацией, а не с лексикой (как в «Лавре»).

Остров – метафизическая вещь. Я все-таки человек островной. Я живу на Петроградской стороне, сижу на своем острове и работаю. У меня это уже второе название, связанное с островом. Очень люблю Павла Лунгина и его фильм «Остров». Когда-то Д.С.Лихачев сказал: «Помните, мы живем на острове, надо быть осторожным». Это было еще в советское время.

Остров – это не Россия, не Запад, а модель общеевропейской истории. Хроники – смешение разных событий. Вещий Олег, Григорий Турский, автор истории франков, Прокопий Кесарийский, византийский придворный историк.

В Средневековье не было индивидуального стиля. Был жанровый стиль. Непосредственным родом моих занятий является древнерусское историческое повествование. Архаическая манера повествования избегает сложноподчиненных предложений, предпочитает сложносочиненные.

Пророчества – важный элемент христианской культуры. К изотерике я отношусь без всякой симпатии. Но пророчества – это ведь и часть христианской религии. Были пророчества библейские, на разных этапах христианской истории. Это прямое подтверждение того, что времени нет. Все события уже существуют. Даже не так. «Уже» и «еще» — этих слов нет, с точки зрения вечности. С нашей точки зрения – это будущее, а с точки зрения творца, это существует вообще.

 

Что любит читать Водолазкин?

— Я люблю «Робинзона Крузо», я его часто перечитываю. Тема острова, опять же, близка мне. И это история блудного сына, библейская по сути история. Меня потрясает, что человек из ничего воссоздает цивилизацию.

До 11 лет я прочел всего Диккенса. В это же время я прочел «Преступление и наказание», другие вещи Достоевского, русскую и европейскую классику.

Читал вчера «Я всегда на стороне слабого», дневники Доктора Лизы. Человек, живущий по законам святости, и при этом абсолютно живой, нормальный, который мог выпить. Святой – по делам своим. Ее короткие замечания они меня потрясали, потому что они сердечные, умные, порой наивные. Удивительная книга. И параллельно читаю книгу Марины Степновой «Сад», очень жду книгу Майи Кучерской о Лескове в серии «ЖЗЛ».

Духовные книги, Библия – это главные книги. И кстати, это великолепный текст. Помимо духовной составляющей, у меня слезы на глазах появляются, когда я читаю Библию. Какие там удивительные слова! Когда сказано Навуходоносору: «Ты взвешен на ветвях Всевышнего и найден очень легким». Или говорит Соломон: «Время собирать и время разбрасывать камни, время обнимать и время уклоняться от объятий». Какой здесь ритм!

О театре

— Скоро состоится постановка «Лавра» во МХАТе, я буду на премьере. Прочел вчера в газете, что «Лавра» будет играть Дмитрий Певцов, в спектакле также занят Леонид Якубович. «Лавром» интересуется еще ряд московских театров.

Мои пьесы ставятся в Тольятти, Томске, Калуге, Нижнем Тагиле, Москве и Петербурге. «Сатирикон» сделал инсценировку повести «Близкие друзья».

Иосиф Райхельгауз в «Театре современной пьесы» ставит «Пародиста».

В «Современнике» Айдар Забаров замечательно поставил «Соловьева и Ларионова». Великолепно поставил «Лавра» в Театре на Литейном Борис Павлович. В Петербургском ТЮЗе идет прекрасная постановка «Близких друзей», поставила Лиза Бондарь.

Была замечательная читка всех моих пьес в «Современнике». Этим открыли сезон. Все стосковались по какому-то действию. На новой сцене Александринского театра мы с Игорем Скляром будем читать мой роман «Брисбен».