– Что Вас подвигло на написание книги?

– У меня накопилось огромное количество дневниковых записей, которые я вела год за годом. В них много интересных мыслей, фактов, описаний. В этих дневниках сохранилась вся моя жизнь, потому что запомнить все ее перипетии было бы невозможно. Мне захотелось поделиться ими с другими людьми.

– Кому Вы адресуете свои книги?

– Тем людям, кого интересует жизнь артистов. Тем, кому небезынтересна эпоха, в которую я начинала работать, – советская эпоха. В моих книгах написана только правда, все до единого слова там соответствует тому, что я сама видела, переживала, чувствовала. Я могу подписаться под каждым из написанных мною слов, поскольку ничего не преувеличивала, потому что фантазии на тему моей жизни никому не были бы интересны.

– Ваш юбилей – яркое событие не только в Вашей личной жизни, но и событие, которое оставило след в душах многих Ваших поклонников. Многие ли театры его отмечали?

– Наиболее ярко два – в Париже и Москве. Концерты в мою честь состоялись в парижском театре «Шанз-Элизе», где Дягилев начинал свои сезоны, и в Москве в театре имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко. Эти вечера готовил Андрис Лиепа. Я знала, что мои поклонники, мои друзья очень хорошо ко мне относятся, но не думала, что все пройдет так впечатляюще. В Париже в день концерта в двадцать три часа в мою честь зажглась вся праздничная иллюминация на Эйфелевой башне. Это было незабываемо.

– Ваша профессия когда-нибудь Вас разочаровывала?

– Никогда. Разочаровавшаяся балерина может уйти из профессии, потому что она все равно уже не сможет полноценно танцевать.

– Есть ли такой поворот в Вашей судьбе, который Вы считаете роковым?

– Роковым, наверное, нет. А вот самым важным событием моей жизни я считаю свое замужество с Щедриным. Кстати, сегодня у него день рождения.

– Вы подготовили какой-нибудь особый подарок для мужа?

– Подарки дарят детям – игрушки, шоколадки… Мы вместе уже 52 года, и каждый день, проведенный друг с другом, – уже подарок для нас.

– О каком периоде своей жизни Вы писали с большим удовольствием?

– Вы знаете, книги я писала без удовольствия. Писательское дело я воспринимала как работу, которую нужно сделать, а не как занятие, от которого получаешь удовольствие. Мне хотелось написать так, чтобы мои книги получились интересными, а это непросто. Я писала долго, много правила с литературной точки зрения, стараясь, чтобы при редактуре не пострадали факты.

– Ваша жизнь была сложной, были люди, которые относились к Вам несправедливо, обижали Вас. Вы смогли их простить?

– Я и не пыталась их прощать. Это плохие люди, они причинили другим много зла. Почему я должна их прощать?

– Майя Михайловна, как Вы думаете, почему раньше имена балерин были на слуху – все знали Павлову, Уланову, Плисецкую, а теперь у широких кругов на слуху только Анастасия Волочкова?

– Анастасия – яркая женщина, она не только на слуху, но и на виду, часто появляется в светской хронике, а потому ее имя всем известно. Но Волочкова давно не работает в театре, редко выходит на сцену, а настоящая балерина должна танцевать каждый день. Ведь неделя без танца – и ноги уже не те…

– А Вы, выходя на сцену, когда-нибудь задумывались над тем, как именно будете сегодня танцевать?

– Артисту, а в особенности драматическому, ни в коем случае нельзя задавать вопрос о том, как он это делает. Он начинает думать и теряется. Получается лишь то, что идет интуитивно, искренне, если же творчество будет натянутым – оно перестанет быть творчеством.

– В советское время существовала такая поговорка: «В области балета мы впереди планеты всей». А каково сегодня положение нашего балета?

– Сейчас балет на очень высоком уровне во всех странах мира. Никогда так не танцевали ни в России, ни за границей. Танцуют виртуозно, формы артистов – бесподобны. Сейчас все балетные, как фотомодели – высокие, с красивыми ногами, изящными торсами. Раньше такого не было, и среди балетных было много маленьких замухрышек. Так что сейчас балет хорош везде: в Петербурге, Москве, Париже, Нью-Йорке.

– То есть мы потеряли свои лидирующие позиции?

– Нет, просто все уже научились танцевать и хорошо танцевать. Несколько лет назад я видела «Лебединое озеро» в исполнении филиппинцев! Я даже не думала, что на Филиппинах знают, что такое балет! А, оказывается, знают и прекрасно танцуют. Сейчас балет сродни спорту, который повсеместен. И, кстати, балет ощущает на себе огромное влияние спорта.

– Вы сейчас танцуете? Хотя бы для себя дома, когда есть настроение?

– Я всю жизнь с первого до последнего своего танца танцевала только для публики. Я всегда выходила на сцену только с одной целью – танцевать для публики. И никогда не танцевала для себя – мне-то зачем?

– Сейчас Вы подолгу живете за границей. Какой Вам видится современная Москва?

– Меня угнетают пробки. Я не понимаю, как можно так медленно ездить по городу. Я не привыкла опаздывать, всегда придерживалась принципа: «Точность – вежливость королей». В сегодняшней Москве пунктуальным быть сложно.

– В своей книге Вы пишете, что живете долго и сейчас уже в чужое время. Почему Вы называете это время чужим?

– Я имела в виду свой возраст. Я сегодня живу в ваше время, потому что мое уже прошло. Я не люблю, когда пожилые люди говорят, будто бы в наше время собаки лаяли не так. Считаю, что это именно я должна попытаться подстроиться под то время, в котором живут современные люди, понять их, а не заставлять молодежь понимать меня. Я не хочу жить воспоминаниями, я хочу жить в современном мире и понимать то, что нравится новым людям, людям будущего, людям, которые будут жить после меня.