– Вы когда-то играли в панк-группе «Выстрел в затылок», и отец Вашего главного героя Адама делает то же самое. Это случайное совпадение? Или Вы себя ассоциируете с этим персонажем?

– Я сделал это исключительно ради забавы. Получилась любопытная подробность для тех людей, которые знают, что я играл в этой группе. Но с отцом моего героя у меня больше нет ничего общего. Я не актер и не светский тип, как он.

Насколько роман автобиографичен?

– Он вовсе не автобиографичен. Но, конечно, некоторые пересечения с реальностью существуют. Например, друга главного героя зовут так же, как и моего. А сам Адам живет в той же части города, в которой жил когда-то я. Но это, скорее, отдельные факты, связанные с моей жизнью, и они больше похожи на внешние совпадения.

– Как появился Адам, ставший героем Вашей трилогии? Был ли у него прототип?

– У него никогда не было прототипа. Этот мальчик – часть моего сознания, которую я сумел расширить до целого характера. Наверное, поэтому он получился более крутым, чем я в его возрасте.

– И все же есть и у Вас и Вашего персонажа какая-то общая черта характера?

– Мне кажется, больше всего нас роднит то, что у моего героя тоже есть страсть, он, как и я, собирает странные коллекции из самых необычных вещей и фактов. Например, я в детстве очень любил составлять списки странных событий, наверное, потому что был очень застенчивым, но достаточно оригинальным, в чем-то даже эксцентричным ребенком. Поэтому мой главный герой – это не я сам, а тот человек, которым мне всегда хотелось быть в его возрасте.

– Вообще в Вашем романе полно эксцентричных персонажей. Например, мама начинает утро с бодрящего чтения некрологов. Откровенно говоря, нормальных людей в Вашей книге почти нет. Или я ошибаюсь?

– Я сделал это специально. Мне кажется, так интереснее. По-моему, у меня здорово получается немножко преувеличивать, делать всех более странными. Подобное видится мне забавным.

– Почему Вы решили написать именно подростковый роман?

– В некотором роде это вышло случайно. Ведь начинал я как писатель для взрослых. Но потом пришло время, когда я зашел в тупик, и мне стало сложно писать, как прежде. Вот тут-то я и получил неожиданное предложение от издательства написать подростковый роман. С этого началась трилогия об Адаме. Вообще, в самом начале своей писательской карьеры я даже не думал о том, что когда-нибудь стану писать для детей и юношества, мне казалось, я слишком серьезен для этого. Теперь же я написал 62 книги для детей и подростков.

– В соседних с Норвегией странах – Дании и Швеции, очень хорошо развит жанр подросткового романа. Там достаточно серьезная школа. А что такое «подростковый роман» на Вашей родине? Можете ли Вы назвать авторов, работающих в этой области литературы?

– В Норвегии происходит то же самое, что и в соседних странах. «Подростковый роман» – широкое поле деятельности, здесь есть все: от коммерческих проектов до элитарных романов, ориентированных на узкую аудиторию. В этом жанре писали и пишут многие замечательные авторы. Например, Эндре Лунд Эриксен, Турманд Халген, Кари Свертроп, Хэнрик Ховлан и Юстейн Гордер, который, кстати, лучше всех прочих переведен на другие языки, в том числе и на русский.

– Могли бы описать круг тех проблем, которые затрагивают эти писатели в своих произведениях?

– Нельзя сказать, будто существует некая общая тема. Каждый пишет о том, что ему ближе, поэтому разброс описываемых проблем велик: от политики до любви. Но все же этих писателей роднит то, что они пытаются общаться с детьми на доступном им языке, при этом не сюсюкая, а разговаривая с ними, как с взрослыми. Кроме того, эти писатели относятся к своим читателям с большим уважением и всегда стараются встать на его сторону. И, что не маловажно, очень серьезно воспринимают ту молодую аудиторию, к которой обращаются. Ведь достаточно часто взрослым людям, пишущим для детей, проще занять позицию старшего и относиться к своему читателю свысока.

– А как в Норвегии писатели работают с подростками?

– Примерно так же, как в Дании и Швеции. Они ездят по школам, встречаются с детьми. Но у нас подобные мероприятия лучше продуманы, ведь в Норвегии существует отдельная организация, которая занимается составлением подобных турне.

– Расскажите поподробнее об этой организации.

– Эта компания называется «Центр норвежских писателей», она играет роль импресарио. Множество ее сотрудников сидят на телефонах и принимают заказы от школ, желающих устроить встречу с тем или иным писателем, а затем составляют график встреч. Они очень ответственно подходят к своей работе, берут под контроль весь процесс, внимательно следят, чтобы писатели получили положенные им гонорары, а встреча с читателями непременно прошла на высоком уровне. Кстати, такая работа очень важна для писателей, желающих немножко подзаработать, особенно если их тиражи не приносят достаточного заработка. Ведь авторы, чаще всех отправляющиеся в подобные турне, могут похвастаться примерно двумя сотнями докладов, прочитанными за год.

– А вообще быть писателем в Норвегии выгодно?

– Если писать по книге в год – долго не протянешь. Поэтому, например, я публикую от трех до пяти книг. Кроме того, участвую в различных турне и делаю разную работу для издательств в качестве фрилансера. Думаю, у русских писателей те же трудности.

– И последний вопрос. Порекомендуйте несколько книг, которые, на Ваш взгляд, должен прочесть каждый подросток, независимо от национальности и места проживания.

– «Моби Дик» Германа Мелвилла, «На дороге» Джека Керуака и, конечно, «Войну и мир» Льва Толстого. Последнего я сам прочел, будучи подростком, и просто влюбился в эту книгу.