– Юрий, Вы были знакомы с Владимиром Семёновичем?

– Да, я познакомился с ним на Форуме писателей девять лет назад, в 2009 году. Подошел, представился, мы около часа беседовали. Про родину, про его роман «Асан», на который многие обрушились с критикой, про писательское ремесло. Владимир Семёнович – крепкий человек, не сломавшийся под ударом судьбы. Его уход – тяжелая утрата для русской литературы.

Вы много лет живете в Подмосковье. Что для Вас сейчас значит Орск?

– Орск – это дом, и навсегда останется им, где бы я ни находился. Там живут друзья, родители, дедушка. В городе большое сообщество писателей, которые собираются и обсуждают свои рукописи. Для меня лично Орск больше, чем город. Особенно в свете последней трагедии с самолетом «АН-148», что на нас обрушилась. Жаль, что не сказали всей правды.

Расскажите о своей новой книге.

Первые две мои книги выпустило ярославское издательство «Цитата Плюс». Была договоренность и о выходе третьей, но я решил попробовать что-то новое. Нашел в Интернете издательскую платформу «Ridero». Для писателей это интересное решение: не нужно годами ждать рассмотрения рукописи и сомневаться в себе. Захотел – издался. Поэтому третья книга – сборник повестей «Аскорбиновая кислота» – вышла именно там. И через неделю ее уже можно было приобрести во многих магазинах. Мне кажется, за «Ridero» будущее. Как поправят некоторые технические моменты – однозначно. Большие авторы запускают у них свои серии, публикуют книги.

Откуда взялось название «Аскорбиновая кислота»?

– Оно появилось еще до создания произведения. Повести не было, а название было. У меня так всегда. Сначала название, потом пишутся две-три страницы, созревает концепция и план, а после начинается важнейший процесс, когда из задумки вырастает рассказ, повесть или роман.

В интервью газете «Литературная Россия» Вы сомневались, что после издания дебютной книги выпустите вторую. Прошло всего два года, и вот книг уже три. Расскажите о своих планах. Каким Вы видите писателя Серова в будущем?

– Несмотря на то, что книг три, хочется продолжать дальше. Писательство – как зависимость. Никогда не можешь остановиться. Однако не стоит забывать о качестве. Правило № 1: много читать, много писать и всегда редактировать, причем не только самому. Грамотный редактор – залог успеха.

Сейчас написал по несколько страниц из будущих романов. Первая задумка в жанре фэнтези – это будет книга про воина из племени букеров. Магия, чудовища, волшебные камни, заклинания. Вторая задумка – современная проза про россиянина, который никак не может найти себя в жизни. Название – бомба: «Кошка-гриль»! Возможно, будущий писатель Серов – это как раз писатель без прикрепленных ярлыков вроде «фантаст» или «эссеист», писатель, работающий в любом жанре.

– В Вашей повести «Ветки метро» я прочла цитату Марка Твена «Если дружба закончилась, значит, ее и не было». Бывает ли дружба между писателями?

– Прежде всего надо отметить, что люди стали меньше дружить, закрылись в себе. Некоторые, например, перестают общаться без видимых причин. Раз – и вычеркивают человека из своей жизни. Это странно и неправильно. Дружба важна для человека. Что касается дружбы между писателями: если в ней нет зависти, мании величия и финансовых претензий, тогда это крепкий союз. Лично я много лет дружу с писателями Игорем Савельевым из Уфы и Владиславом Резниковым из Белгорода. Радуюсь их успехам, книгам, рождению детишек. С некоторыми писателями не общаюсь. Известность и признание закрывают дорогу к старым товарищам. Но есть и те, кто с тобой всегда, как бы ни было плохо или хорошо. У меня такой друг – Шукюр Салимов, за ним готов в огонь и в воду. Пуд соли вместе съели.

Что из прочитанного зацепило вас?

– В начале 2010-го я открыл для себя прекрасного автора – Бориса Екимова. Прочитал почти все, что выходило. В прошлом году познакомился с его повестью «Осень в Задонье» и сборником рассказов «Возвращение». Новое поколение не знает его работ, а между тем герои произведений Бориса Петровича – люди, живущие в селах и хуторах, в покосившихся домишках, работающие на своих хозяйствах. Их жизнь – не кондиционированный офис, а посевная, косьба, сугробы с человеческий рост. Другая Россия, узнавать которую интересно и познавательно. Когда люди радуются свежеиспеченному хлебу, понимаешь, насколько большая разница между ними и горожанами, спешащими за брендами и дорогими безделушками. Для меня Екимов – живой классик, он чувствует русскую душу как никто другой.