В книге военного переводчика Елены Ржевской рассказывается об обстоятельствах обнаружения и идентификации трупа Гитлера.

Когда началась война, студентке Литературного института и одновременно знаменитого ИФЛИ Елене Каган шел 22-й год. Через три с половиной года после добровольного вступления в Красную армию переводчик штаба 3-й ударной армии гвардии лейтенант Елена Каган пересекла границу Германии. Задачей оперативной группы, в которую входила Елена, было найти — живым или мертвым! — инициатора этой войны Адольфа Гитлера. Об обстоятельствах обнаружения и идентификации трупа Гитлера и рассказывается в этой книге.

Гвардии лейтенант Елена Каган стала после войны писательницей Ржевской, выбрав псевдоним в честь города, под которым начался ее фронтовой путь. «Берлин, май 1945» впервые выходит в том виде, в каком задумала книгу Елена Ржевская, без пропусков и умолчаний, а также с приложениями и комментариями, открывающими неизвестные до сих пор широкому читателю обстоятельства дела.

Ржевская Елена. Берлин, май 1945. Записки военного переводчика / сост. Л. Сумм. –
М.: Книжники, 2020.

Как это было

Возвращаюсь в рейхсканцелярию в майские дни розыска, когда неопознанный убитый находился то ли в вестибюле, то ли в актовом зале. В это время произошло следующее: 79-й корпус, входивший в состав нашей армии, покидал Берлин, направляясь к месту назначенной ему дислокации. Группа солдат-разведчиков, до того принимавших участие в розыске, напоследок вместе со своим командиром подполковником Клименко оказалась в саду рейхсканцелярии — из любопытства взглянуть на то место, где был найден Геббельс, как писал мне Клименко, то есть вблизи запасного выхода из бункера Гитлера. И вот — игра случая. Солдат Иван Чураков обратил внимание на воронку от бомбы: она была левее этой двери на каких-нибудь три метра, земля в ней рыхловатая, похоже, недавно ссыпанная. Солдат прыгнул в воронку, и из-под осевшей под его тяжестью земли что-то показалось. Подкопали и увидели два черных, обгоревших трупа мужчины и женщины.

Вынули из воронки. Поглядели. Не признали в мужчине Гитлера, да и опознать на глаз было невозможно; аналогия же с обгоревшим Геббельсом не надоумила пристальней отнестись к находке, а главное, что сбило, — Клименко слышал: труп Гитлера уже найден и находится в рейхсканцелярии. Тот убитый немец в заштопанных носках сыграл с ним злую шутку. Ребята снова закидали воронку землей и уехали.

И вновь 3 декабря 2006 года меня настоятельно позовут принять участие в программе российской телекомпании REN-TV, посвященной опознанию Гитлера и разбору очередного мифа о «Гитлере в Аргентине» (на этот раз сюжет эксплуатирует писатель Абель Басти). 120 Берлин, май 1945 Выходит, мертвые Гитлер и Ева Браун были обнаружены 4 мая, но не было осознано, что это они. «Об этих трупах я никому не докладывал», — писал мне в одном из своих писем (09.02.1965) Иван Исаевич Клименко, отвечая впоследствии на мои к нему вопросы. Вот так и могло все обернуться роковой оплошностью. Но, к счастью, информация в тот же день просочилась. У нас уже было достаточно данных, чтобы понять, кого откопали солдаты. Полковник Горбушин затребовал вернуть участников обнаружения. В том же письме Клименко мне пишет, что по возвращении в свой отдел у него и самого «возникла мысль, а не являются ли эти трупы, которые мы закопали, трупами Гитлера и Евы Браун», тем более он сам, перед тем как покинуть рейхсканцелярию, сходил посмотреть на того «Гитлера» и выяснил, что его не признали за фюрера.

Клименко отправил бойцов обратно в рейхсканцелярию, а за старшего послал с ними своего помощника капитана Дерябина. Имена нашедших запечатлены в акте, составленном на следующий день.

Гор. Берлин. Действующая армия АКТ 1945 года, мая месяца «5» дня.

Мной, гв. старшим лейтенантом Панасовым Алексеем Александровичем, и рядовыми Чураковым Иваном Дмитриевичем, Олейник Евгением Степановичем и Сероух Ильей Ефремовичем в г. Берлине, в районе рейхсканцелярии Гитлера, вблизи мест обнаружения трупов Геббельса и его жены, около личного бомбоубежища Гитлера были обнаружены и изъяты два сожженных трупа, один женский, второй мужской. Трупы сильно обгорели, и без каких-либо дополнительных данных опознать невозможно. Трупы находились в воронке от бомбы, в 3-х метрах от входа в гитлеровское убежище, и засыпаны слоем земли. гв. ст. лейтенант (Панасов) рядовой Чураков рядовой Олейник рядовой Сероух.

Акты опознавания

Свою работу в архиве в сентябре 1964 года я начала с того, что скопировала в первую из пяти толстых тетрадей эти акты. Ничего достоверного 121 Потом перекопали землю в воронке и обнаружили двух мертвых собак — овчарку и щенка. Составили еще один акт: …Нами обнаружены и изъяты две умерщвленные собаки. Приметы собак:

1. Немецкая овчарка (самка) темно-серой шерсти, большого роста, на шее имеет нашейник из мелкокольцевой цепи. Ран и крови на трупе не обнаружено.

2. Маленького роста (самец), черной шерсти, без нашейника, ранений не имеет, кость верхней половины рта перебита, в области имеется кровь. Трупы собак находились в воронке от бомбы в 1,5 п/м друг от друга и легко засыпаны землей.

Есть основание полагать, что умерщвление собак произведено 5–6 дней назад, так как зловония от трупов нет и шерсть не облезает. С целью обнаружения предметов, могущих служить подтверждением, кому принадлежали эти собаки, и причин, послуживших их гибели, нами на месте изъятия трупов собак тщательно перерыта и просмотрена земля, где было обнаружено:

1. Две стеклянные пробирки темного цвета из-под медикаментов.

2. Разрозненные обгорелые листы из книг типографского способа печатания и мелкие клочки бумаги с подлинной рукописью.

3. Металлический медальон кругло-эллипсовой формы на тонкой шариковой цепочке длиною 18–20 см, на обратной стороне медальона имеется выгравированная надпись: «Оставь меня навсегда при себе».

4. Немецких денег шестьсот марок купюрой по 100 марок. 5. Металлическая бирка кругло-эллипсовой формы 31907. Трупы собак и обнаруженные предметы на месте обнаружения и изъятия сфотографированы и хранятся при ОКР «Смерш» корпуса, на что и составлен настоящий акт. капитан Дерябин гв. старший лейтенант Панасов сержант Цибочкин рядовые Алабудин, Кириллов, Коршак, Гуляев.

Берлин, май 1945

Собаки были легко опознаны. Овчарка, «личная собака Гитлера», как было написано в другом акте, «высокая, с длинными ушами»24. Обгоревшие лица мужчины и женщины были неузнаваемы. Было светло и ветрено. В саду неподалеку от запасного выхода кружком стояли солдаты: Чураков, Олейник, Сероух, старший лейтенант Панасов. Ветер теребил куски прогоревшей жести, проволоку, обломившиеся ветки деревьев, валявшиеся на газоне. На сером одеяле, заляпанном комьями земли, лежали покореженные огнем черные, страшные останки. Довелось мне их увидеть.

В ночь с 5 на 6 мая, с наступившим рассветом, трупы были переправлены из сада рейхсканцелярии через забор, и поджидавшая полуторка увезла их. Дело в том, что 5-я ударная армия — ее командарм генерал Берзарин был комендантом Берлина — наводила порядок на своем объекте, очищала здание рейхсканцелярии и подземелье от прихлынувших людей. У входа встали часовые с приказом никого не впускать.

В нашем случае все было еще сложнее. Ведь для разведслужб 5-й ударной армии и по сей день осталось неизжитой, нестерпимой досадой, что не ими на своем объекте, а пришлыми людьми нашей 3-й ударной армии достигнуты такие решительные успехи. Но не оставлять же другим «трофеи», не бросить же не доведенным нами самими до конца дело. Вот к какому трюку пришлось прибегнуть: похитить, завернув в простыни, трупы Гитлера и Евы Браун и в обход часовых через забор переправить их на улицу, где ждала машина и два больших ящика. Так начался посмертный путь Гитлера.

А мы погрузились во все подробности последних дней Гитлера, чтобы восстановить все события, и получили подтвержде24 Акт судебно-медицинской экспертизы от 7 мая 1945 года: «Акт судебно-медицинского исследования трупа ОВЧАРКИ». Ничего достоверного 123 ния и доказательства тому, что в воронке от бомбы были наспех спрятаны Гитлер и Ева Браун. Тогда, в мае 1945 года, нам многое удалось установить, разобраться в фактах, сопоставить их, ощутить атмосферу событий.

Спустя двадцать лет, разбирая в архиве материалы, хранящие подробности последних дней Третьей империи, я получила возможность вновь вглядеться в события и полнее представить их себе. Да и поныне продолжают ко мне стекаться новые материалы, документы. Нет, Гитлеру ничего не удалось скрыть — ни свои замыслы, ни свой распад, ни свою смерть.