Вышел новый том «Иерусалимских дневников» известного поэта и прозаика Игоря Губермана

Губерман Игорь. Иерусалимские дневники. Одиннадцатый дневник. – М.: Эксмо. 2020. – 352 с.

Новая книга — это размышления о разных возрастах человека, о природе любви, предательства, о феномене власти и религии, а также неизменно о специфической миссии еврейского народа в судьбе человечества. Губерман — один из самых читаемых авторов в современной России, а его выступления перед публикой собирают полные залы.

Новый том «Иерусалимских дневников» известного поэта и прозаика Игоря Губермана — это размышления о разных возрастах человека, о природе любви и предательства, о феномене власти и религии, а также — неизменно о специфической миссии еврейского народа в судьбе человечества. Губерман — один из самых читаемых авторов в современной России, а его выступления перед публикой собирают полные залы. Эту книгу не следует читать подряд и много, лучше по чуть-чуть из разных глав — по настроению. Эту книгу не следует читать как источник непререкаемой истины, ибо таковой в природе нет. Эту книгу не следует читать, ища житейской мудрости, ибо автор сам по ней тоскует. Эту книгу не следует читать ради полезных мыслей, ибо они всегда противоречат друг другу. Эту книгу не следует читать в надежде на советы и рецепты, ибо умному они не нужны, а дураку не помогут. Может быть, эту книгу вообще не следует читать. Но иметь ее дома под рукой — необходимо.

 

Игорь Губерман, прославившийся своими «гариками», родился в Харькове в 1936 году. В университет Игорь пошел уже в Москве, поступив в МИИТ на специальность инженер-электрик. После выпуска пошел работать по специальности, но параллельно начал писать. По признанию самого Губермана, большое влияние на него оказали Бродский, Заболоцкий и Самойлов.

Интервью Игоря Губермана журналу «Читаем вместе» (2019 г.)

Игорь Губерман: «Назарет туманной юности»

Текст: Маргарита Кобеляцкая

Его ирония не обходит стороной ни одну тему. А его готовность говорить о чужих книгах с гораздо большим энтузиазмом, чем о своих, не характерна для писателя. В издательстве Эксмо выходит «Иерусалимский дневник» Игоря Губермана. Мы встретились с автором, поговорили о книгах и его круге чтения.

 

— Игорь Миронович, расскажите, пожалуйста, что вам читали в детстве родители?

— Наверняка мне читали Чуковского, Маршака. Хотя я этого не помню. Моя мама очень любила роман «Маленький лорд Фаунтлерой» Фрэнсис Бернетт, он мне в память запал. Лет в 12-13 в уборной нашей коммунальной квартиры я уже сам тайно читал Мопассана. А с шестнадцати читал запоем — классику и вообще все подряд.

— У вас были хорошие учителя?

— Мне очень повезло со школой. Это была московская школа №155, торцом она примыкала к гостинице «Советская». Учителя были замечательные. В период борьбы с космополитизмом они были изгнаны из научно-исследовательских гуманитарных институтов. Я до сих пор помню Дину Иосифовну, мою учительницу литературы. Прекрасный был у нас и преподаватель истории. Я уверен, что нынешние ученики, скажем, Димы Быкова, так же влюблены в него и в то, что он говорит, как было с Толей Якобсоном или с Юликом Кимом, когда они преподавали. Просто очень мало учителей, к которыми дети так тянутся душой. А в детстве так нужен наставник, учитель, советчик.

— У вас был такой?

— Да, но я с ним уже после института познакомился. Леонид Ефимович Пинский — литературовед, специалист по средним векам. Он сидел в лагере с 1949-го по 1954-й. У него была огромная самиздатовская библиотека. К нему аж из Харькова за книгами ездил Борис Чичибабин. Пинский неожиданно зажигался и вдохновенно говорил на разные темы. Он оказал на меня огромное влияние. Время от времени, на каких-то жизненных перекрестках, я задумывался, как бы поступил Пинский, не осудил ли бы он меня.

— Как возник жанр гарики?

— На первом курсе института я случайно узнал, что есть такой поэт — Саша Черный. Пошел в Ленинку, взял его книгу, открыл и обалдел. Я был счастлив, что можно так писать. В начале 60-х годов я вдруг обнаружил, что все мои мысли легко укладываются в четверостишия. Когда я понял, что мои гарики (так я их потом назвал) пользуются успехом, я полностью переключился на них, хотя начинал как литературный негр – писал романы о Николае Морозове, Огареве, Кибальчиче, сочинял научпоп.

— Вы перечитываете сейчас классику?

— Ужасно хочется перечитать Тургенева. Недавно перечитывал Лескова, это потрясающе. В молодые годы я обожал Паустовского. А сейчас абсолютно не пошло у меня.

— Читаете электронные книги или только на бумаге?

— Я больше люблю на бумаге – загнуть страничку, поставить галочку. Но «на стекле» тоже постепенно научился. Харари читал на стекле. У нас в Израиле есть такой писатель Михаил Юдсон, он написал замечательную книгу «Лестница на шкаф». Прочел хорошую книгу Эдуарда Веркина «Остров Сахалин».

— А из современных поэтов кого вы любите?

— Я дружил с покойным Сашей Ароновым. Был такой забытый сегодня изумительный поэт Юрий Смирнов. Люблю Игоря Иртеньева, Тимура Кибирова, Наташу Резник, которая живет в Америке. У нее потрясающее чувство юмора. Ну и Петра Вайля, его книга «Стихи про меня» — чудесная.

— Ваше сотрудничество с Александром Окунем продолжается?

— Да, он очень талантливый человек, мы дружим, но когда совместно делали книги, мы разругались. Он удивительный художник, у него только что прошла большая выставка в Русском музее.

— Евгений Водолазкин сказал, что для писателя жена – это все. Доброжелательная поддержка и самый лучший критик.

— Во-первых, не уверен, что всегда доброжелательная. Во-вторых, я бывает выхожу из своей комнаты, а мне Тата говорит: «Ну какую гадость ты опять про меня написал?» Жена – это такая духовная и психологическая поддержка. Счастье, что такой человек есть. Жена ведь сдерживает свое отвращение, когда слышит те же стихи 250 раз!

— Хотелось бы узнать о вашем отношении к блогерам, книги которых сейчас публикуют.

— Гениальным блогером и великим русским писателем был Дмитрий Горчев. Его книги изданы на основе его ЖЖ, и он безумно талантлив. Так что, наверное, издавать блогеров неплохо, но важно ориентироваться не столько на статистику блога, сколько на его содержание.