Литературная премия имени Катаева, учрежденная журналом «Юность», объявила победителя.

Им стал пермский прозаик Павел Селуков, попавший в короткий список премии с рассказом «Эмигрант из Беднолэнда». Победителю вручили денежный приз в размере 300 тысяч рублей. Селуков — финалист премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер».

Кроме того, специальный приз жюри получила Aнaстaсия Фрыгина за рассказ «Мария». Ей не хватило всего одного балла от членов жюри, чтобы сложился паритет.

В жюри премии имени Катаева, которое и решало судьбу шорт-листеров, входили писатели Татьяна Толстая, Алексей Варламов, Михаил Тарковский, актриса Любовь Толкалина и президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров Герман Зверев. Председатель жюри — главный редактор «Юности» Сергей Шаргунов. Он напомнил, что жанр рассказа бесконечно важен для литературы. Потому что рассказ — жанр, требующий высшего мастерства, и здесь вспоминаются Юрий Казаков, Бунин или Чехов. И сам Валентин Петрович Катаев — даже его «мовистская» проза тяготела к рассказу. «Надо писать не страницами, не главами, а предложениями», — напомнил главный редактор «Юности» Сергей Шаргунов слова своего предшественника на этом посту Катаева. «Но, разумеется, премия не сосредоточена только на журнале «Юность», — подчеркнул он.

Его заместитель по «Юности» и по премии Татьяна Соловьева подчеркнула: рассказы номинировали зарегистрированные СМИ. Если случилась «накладка», то есть разные рассказы одного и того же автора номинировались от разных СМИ, то более поздняя номинация снималась. Поэтому рассказы оказались очень разными, и по размеру, и по тематике. Несколько рассказов набрали одинаковое количество баллов, поэтому шорт-лист разросся с 10 до 13 участников.

Татьяна Толстая отметила: «Есть такое неопределимое чувство, как «свежесть». Не новизна, а именно свежесть. Если оно возникает при описании самых обычных событий — девочка вышла из дома, сели завтракать, если автор смог выдержать это ощущение, то рассказ удался. У профессиональных писателей это порой и исчезает. И перед нами — не пугливая невеста, а такая… хорошо три раза замужем».

Алексей Варламов признал, что с жанром рассказа что-то произошло. Сейчас мы все читаем что-то другое, чем то было во времена Бунина и Куприна, которого, кстати, почему-то не называют в числе мастеров рассказа, а напрасно. «Меня волнует соотношение жанров рассказа и новеллы, — заявил Алексей Варламов. — И очень жаль, что не было живой встречи. Смысл работы в жюри — не просто расставить баллы, а пообсуждать, поспорить. Ведь рассказы — как фигурное катание. Вроде есть объективные критерии, но мы все понимаем, что главное — ощущение».

Павел Селуков сказал, получая приз: «Я был формовщиком на заводе, начал писать в 30 лет, писал рассказы, мне всё говорили — пиши роман, а я всё пытался понять, чем рассказ хуже романа? Да вот получается, что ничем».

Отвечая на вопрос, он сказал, что хотел бы называть себя писателем, но он скорее журналист и сценарист, потому что писательством, особенно писательством рассказов, не прокормишься.

Говоря о будущем премии, Сергей Шаргунов отметил: «Наш главный принцип — непредсказуемость. Жюри будет разнообразным, идеологически и политически».